Они не враги, а просто голодные

Почему шахтерскую зарплату выдают лишь после голодовки?

shakhters

Уходящая неделя для работников четырех шахт угольной компании — банкрота «Кингкоул» в городе Гуково Ростовской области стала «праздником со слезами на глазах». И не потому, что в воскресенье был День шахтера. Накануне областное правительство объявило о начале полной выплаты долгов по зарплате — 317 млн рублей.

Долги копились больше года, и еще неделю назад ростовский губернатор Василий Голубев предлагал некий компромисс: платим 50 млн, а дальше будет видно. После чего к 64 голодающим присоединились еще 107.

Что они еще могли? Бастовать бесполезно — шахты уже остановлены. Демонстрации, митинги и прочие выбросы протеста пресекаются на корню. Активиста Валерия Дьяконова, бывшего шахтера, помогавшего в организации протестов, затаскали по судам до инфаркта — и даже в больнице к нему, будто к врагу народа, приставили тюремный конвой.

Председатель профкома Гуковской территориальной организации Российского независимого профсоюза работников угольной промышленности Александр Лозыченко заявил журналистам: «Обстановка на грани социального взрыва, у людей нервы натянуты, как струна, они становятся неуправляемыми. Я не знаю, на какой шаг они могут пойти от отчаяния, потому что заработную плату не получают 5 месяцев…»

Раньше горняки в подобном случае приходили к начальственным офисам и стучали касками. Доходили с этим нехитрым концертом и до Красной площади. Теперь, по новым законам, настучать по каскам запросто могут самим протестующим. Обращения к властям, в правоохранительные органы не помогают.

Вот, к примеру, прокурор Ростовской области Валерий Поцелуйко докладывает о принятых мерах, «направленных на защиту трудовых прав шахтеров».

Дальше совсем интересно: оказывается, все, на что прокурор способен, — направление бригад скорой медицинской помощи по адресам проживания граждан, объявивших голодовку, «с целью их медицинского обследования и своевременного оказания необходимой помощи. Кроме того, сотрудниками городской больницы разработаны памятки о вреде и последствиях голодания для здоровья человека».

И это правда: если голодание не лечебное, последствия непредсказуемы. Владимира Георгиевича Голоцукова, отработавшего на шахте 25 лет, в итоге разбил инсульт, а у семьи нет и 9 тысяч рублей, чтобы сделать магнитно-резонансную томографию.

Коллеги по шахте, тоже полтора года живущие без денег, не смогли помочь. Приехавшие из Москвы журналисты нашли ветерана лежащим на кровати — прикрытого простыней, исхудавшего до состояния скелета. Быстрые, темные, страдающие глаза. Он мычит и пытается всплеснуть руками, но руки уже не слушаются…

Как раз в этот день губернатор области Голубев встречался с президентом Путиным. Рассказывал об успехах в строительстве аэропорта к чемпионату мира по футболу 2018 года.

А о голодающих шахтерах — ни слова. Вы не поверите, но Голубев — из шахтеров. Сын проходчика и машиниста подъема с шахты «Восточная» — это в той же Ростовской области, в Белокалитвинском районе. После школы работал на шахте «Шолоховская», но всего лишь год — слесарем. А дальше Московский институт управления, партийная, советская работа…

Супруга губернатора — учредитель ряда компаний, бизнес которых сосредоточен в Москве и Московской области. Входит в десятку высокодоходных губернаторских жен страны (в прошлом году — 30 млн рублей). У самого губернатора — еще шесть. В день получается 100 тысяч рублей — месячный заработок шахтерской бригады в «Кингкоуле».

Я это не к тому, чтобы «все отобрать и поделить». Но почему же губернатор так легко забыл о шахтерском детстве, юности, отрочестве? О том, что в России на каждый миллион тонн добытого угля погибает (!) один шахтер? Или действительно сытый голодного не разумеет?

Но бог с ними, странностями памяти бывшего горняка Голубева. Поговорим об ответственности государственного чиновника, который руководит областью, по площади и населению равной иным европейским государствам.

Судя по личному делу, человека высокообразованного: кандидата юридических наук и доктора экономических наук.

Ростовская прокуратура докладывает: задержки зарплаты на подведомственной Голубеву территории в последние пару лет стали привычным явлением. В большинстве случаев это прямая вина хозяев и руководства предприятий, использующих зарплатные деньги «не по назначению», «в личных целях» и так далее.

Но меры реагирования почему-то применяются к виновным, когда долги становятся многомесячными. Хотя в законе записано: «Зарплата должна выплачиваться не реже чем каждые полмесяца».

Против гендиректора, учредителя и одного из акционеров «Кингкоула» Владимира Пожидаева уголовное дело возбудили, когда зарплатные долги перед коллективом превысили 129 млн рублей, задолженность по пенсионным отчислениям — 380 млн рублей.

И было это год (!) назад. После чего якобы находящийся под следствием предприниматель продолжал безнаказанно «использовать в личных целях» средства, поступавшие на счет компании. Зарплатные долги выросли еще почти на две сотни миллионов, пенсионные — аналогично.

Причем руководство области прекрасно знало если не о зарплатных махинациях руководства «Кингкоула», то во всяком случае о полной неспособности заниматься угольным бизнесом. В который они, руководители, пришли с громкими обещаниями добывать к 2017 году до половины угля на юге России. Но уже через полгода здесь начались задержки зарплаты — первый признак беды, для начала экономической.

«Уголовное дело надо было заводить полтора года назад, люди показали, что они совершенно не разбираются в угольной отрасли», — говорил еще год назад руководитель ростовской территориальной организации Росуглепрофа Владимир Катальников.

Ему есть с чем сравнивать. В ростовский угольный бизнес несколько лет назад пришли два «варяга»: московская «Кингкоул» и украинская ДТЭК. Результатов теперь тоже два: ДТЭК модернизировала шахты, и они ныне являются лидерами горнодобывающей промышленности Дона.

Ну а «Кингкоул»… Четыре шахты загублены. «Замчаловскую» еще можно спасти, если откачать воду: там практически готовая лава и очень хороший уголь, подобный есть только в Австралии. Другие три, видимо, восстановлению не подлежат — разве за очень большие деньги.

Понятно, что за безвозвратную порчу общенародного достояния (недра!) ответственность в первую очередь должны нести непосредственные виновники. Но, думается, суровый спрос нужен и с региональных властей: область-то (и страна в целом!) стала беднее на многие миллиарды рублей! Кто и каким образом ответит за это?

А ведь таких случаев на Дону немало. По данным прокуратуры — 52. А в стране — более 5 тысяч. Как сообщает Росстат, только за минувший июль задолженность по зарплате выросла сразу на 66 млн рублей.

А с начала этого года долги предприятий достигли 4,537 млрд. И это в условиях, когда труд в России уже стал дешевле, чем в Китае, высчитал главный аналитик Сбербанка Михаил Матовников. Средняя зарплата в России, по его данным, упала до 433 долларов в месяц, что также ниже, чем в Сербии, Румынии и Польше.

Голодовка в Гукове — это лишь звоночек. И, к счастью, долги там начали выплачивать, не дожидаясь, пока люди начнут перегораживать федеральные трассы, никак не нарушая закон.

«Если 100 человек беспрерывно ходят по пешеходному переходу, то машины должны ждать…» — уже готовили акцию голодающие шахтеры. А на уходящей неделе на другой федеральной трассе — М5 — в Тольятти акцию протеста провели около сотни бывших работников предприятия «АвтоВАЗагрегат». Учтем, что обиженных там 1200. Правда, долги поменьше, чем на Дону, — 103 млн рублей. Но лиха беда начало…

А в это время

Опросы Левада-Центра показали, что в августе доля россиян, готовых проголосовать за партию власти на выборах в Госдуму, снизилась с 39 до 31% от всех опрошенных.

Ниже 50% упал рейтинг премьера Дмитрия Медведева, который возглавляет список единороссов. Если в июле его деятельность одобряли 55% опрошенных, то в конце августа об этом заявили лишь 48% респондентов.

При этом рейтинг президента Владимира Путина остался без изменений — 82%.

trud.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован