Мир, Труд, Май. 130 лет спустя

may_day_1

Историки утверждают, что все началось 130 лет назад, 1 мая 1886 года, когда по городам США прокатилась волна демонстраций с требованиями 8-часового рабочего дня, повышения зарплаты и гарантий ее выплаты.

Уже 4 мая в Чикаго такой митинг перерос в массовые беспорядки, закончившиеся кровопролитием — с последующими казнями и тюремными сроками для организаторов. И лишь через три года Второй интернационал объявил 1 мая Днем международной солидарности трудящихся.

Любопытно, что 8-часовой рабочий день в США все-таки появился — в 1922 году. Но не по требованию трудящихся. Его, а точнее 40-часовую рабочую неделю вместо 48-часовой, ввел с сохранением прежней зарплаты на своих предприятиях Генри Форд с корыстной целью: чтобы у работников появилось свободное время и они тратили больше денег.

«Отдых — это неотъемлемая часть растущего рынка потребления, потому что работающие люди должны иметь достаточно свободного времени, чтобы использовать потребительские товары, в том числе и автомобили», — объяснил позже автомобильный король Америки в интервью журналу World’s Work.

Чуть позже, в 1930-м, в разгар Великой депрессии кукурузный магнат Джон Харви Келлог на своем заводе в Мичигане заменил 8-часовой рабочий день на 6-часовой. Компании пришлось нанять сотни новых сотрудников, но доходы Келлога выросли, ибо при укороченном рабочем дне на заводе повысилась эффективность труда и снизилась себестоимость продукции.

Однако сегодня 85,8% мужчин и 66,5% женщин в США работают больше 40 часов в неделю. А в России миллиардер Михаил Прохоров от имени Российского союза промышленников и предпринимателей даже предлагал официально узаконить 60-часовую рабочую неделю (с согласия работников). Предложение вызвало шквал возмущений и пока не прошло, однако продолжает обсуждаться.

Зато Первомай в нашей стране почти столетие остается официальным праздником солидарности трудящихся. В прошлом году на демонстрации в Москве вышли 140 тысяч, в Санкт-Петербурге — 90 тысяч, во Владивостоке — 35 тысяч человек.

Организатор объявил общий лозунг шествий и митингов: «Росту цен — удвоение зарплаты!». Цены в 2015 году выросли на 12,9%, о чем сообщал Владимир Путин на «Прямой линии».

А по данным министра труда и соцзащиты Максима Топилина, снижение реальных зарплат за прошлый год составило 9,5%. Причем, по словам министра, в прошлые кризисы «такого падения реальных зарплат россиян не было».

Впрочем, российские профсоюзы легко бросаются лозунгами: «Достойная заработная плата — основа благосостояния России!», «Эффективное социальное партнерство — ключ к социальной справедливости», «Создание достойных рабочих мест — основное условие устойчивого экономического роста», «Работникам Российского Севера — государственные гарантии!» и т. д. и т. п.

Но даже не пытайтесь проверить, какие из этих лозунгов хотя бы частично претворяются в жизнь. Напрасный труд!

«Наши профсоюзы традиционно подыгрывают властям, а не оппонируют им», — замечает политолог Алексей Воробьев. «Бесправие трудящихся — результат невыполнения профсоюзами своих прямых обязанностей», — констатирует известный экономист Михаил Делягин.

Кстати, о достойной зарплате: 100 лет назад средняя зарплата в России составляла около 30 рублей — в реальности это больше нынешних 30 тысяч.

Квалифицированные путиловские рабочие получали по 100 рублей и более, а депутаты Госдумы по 350 рублей — меньше, чем нынешние «слуги народа».

Но 100 лет назад трудящиеся массы были очень недовольны заработками, и забастовочное движение в стране росло как на дрожжах.

Нынче, по опросам исследовательского центра «Ромир», 25% опрошенных ищут выход из кризиса с помощью дополнительной работы, а самый популярный ответ рабочих на вопрос Левада-Центра о забастовках звучит так: «Забастовками ничего нельзя добиться» (31%).

Неудивительно, что неоплачиваемая сверхурочная работа и задержки зарплаты в России становятся все более массовыми, несмотря на их беззаконность. Между тем проведенные в США и Европе исследования доказали вред регулярных переработок для развития интеллекта: те, кто работает 55 часов в неделю вместо 40, имеют меньший словарный запас и хуже аргументируют свою точку зрения…

Напрочь забыты и требования путинских «майских указов» 2012 года о создании в течение 6 лет 25 млн модернизированных рабочих мест — вместо 9 млн, имевшихся в России на момент подписания указа.

Зато правительство рапортует, что в стране быстро растет численность квалифицированных сотрудников, доля которых уже составляет почти 40% в среднем по стране (от 48,5% в Москве до 16,1% в Чечне).

На самом деле высока лишь доля людей с дипломами о высшем образовании — 39% взрослого населения (среди родившихся в 1985 году и позже). Но на Украине «дипломников» 40%, а в Великобритании — 31%, во Франции — 23%, в Германии — 20%.

Зато у британцев, французов и немцев отлично налажено профессиональное (среднетехническое) образование, и подавляющее большинство специалистов после обучения начинают работать по своей специальности.

Россия же занимает одно из первых мест в мире по невостребованности выпускников вузов: в среднем по стране от 28 до 50%, а по некоторым специальностям (и вузам) и все 70%. Раньше, когда все учились за госсчет, это называлось «растратой образования».

Теперь, когда до 40% студентов получают дипломы на платной основе, явлению приклеивают другие ярлыки: «деньги на ветер» (из-за неверного выбора вуза и/или специальности) и «платная халтура» (из-за низкого качества знаний на коммерческих отделениях расплодившихся факультетов дистанционного обучения).

Конечно, любое учение — свет. Но что дальше? При нынешнем развитии техники и технологий для того, чтобы произвести годовой объем материально-технических благ для всей планеты, достаточно задействовать не более 15-20% населения.

Вопрос: чем будет занято остальное человечество? А ведь прогресс не остановишь, конкуренция за лучшие места под солнцем будет лишь обостряться. И нам нужно очень постараться, чтобы в этой гонке Россия не оказалась на обочине.

Даешь статью 134!

В первомайской колонне активисты Межрегионального профсоюза «Рабочая ассоциация» (МПРА) пройдут под лозунгом «Даешь 134 статью Трудового кодекса!». За что именно они борются? Об этом корреспонденту «Труда» рассказал председатель МПРА, депутат Законодательного собрания Ленинградской области Алексей ЭТМАНОВ.

mpra

— Нынешний Первомай пройдет под знаком многострадальной статьи 134 ТК, за которую мы боремся уже два года. Да, право работников на индексацию прописано в Трудовом кодексе, но размытость формулировок позволяет работодателям легко игнорировать эту норму.

Мы же считаем, что работодатель вне зависимости от формы собственности должен ежегодно повышать заработную плату работникам не ниже чем на уровень инфляции, который устанавливается в субъекте РФ.

Только единое толкование статьи закона поможет трудящимся защитить свою зарплату от пожирания ее инфляцией. Мы просим Конфедерацию труда, международные профсоюзы поддержать лозунг «Даешь 134 статью Трудового кодекса!».

Наш профсоюз большей частью работает в транснациональных корпорациях, где лучше воспринимаются идеи социального партнерства, принятые во всем мире.

Большинство таких компаний способны к диалогу.

Другое дело — русский бизнес. Наш капиталист считает, что все материальные ценности он создал сам, а делиться с персоналом, то бишь с чернью, совсем не обязательно.

«Не нравится — уходи» — вот и весь сказ. Для таких царьков участие трудящихся в управлении предприятием — это почти конфискация имущества.

Они не дают подняться росткам низовой производственной демократии в виде профсоюзов. Подкуп, запугивание, устранение лидеров — все пускается в ход.

Почему же мы позволяем, чтобы русский человек смирялся со своей ущербностью и, как туземец, работал за нитку стеклянных бус?

Характерный пример. Сейчас много шума в Калуге: якобы МПРА вредит успешному бизнесу и даже снижает инвестиционную привлекательность региона. Но тут торчат уши продажных чиновников.

Так, на заводе «Фольксваген», где у профсоюза сформировалась самая многочисленная организация, против МПРА развязали грязную кампанию. На проходных специально нанятые персонажи, выдающие себя за профсоюзных активистов, раздают фальшивые агитматериалы, в которых инициатива МПРА по принятию на «Фольксвагене» соглашения о защите работников от психологического давления и дискриминации преподносится как «пропаганда ЛГБТ».

На местном телеканале вышел фильм, обвиняющий МПРА в намерении дестабилизировать обстановку в регионе и в сотрудничестве с западными спецслужбами. Обвинения сфабрикованные, зато в этой истории хорошо видно, на какую низость готовы пойти облеченные властью люди, чтобы заткнуть профсоюзам рот.

Недавно представители мэрии Калуги, администрации области и УВД посетили завод «Фольксваген» с требованием не допустить МПРА к нормальному диалогу, препятствовать участию профсоюза в формируемом Совете трудового коллектива.

Но явление чиновников на «Фольксваген» обернулось скандалом, поскольку сам немецкий работодатель заявил: как раз МПРА является ответственным переговорщиком, с которым можно и нужно вести дело. Мы обратились к Всемирному металлическому профсоюзу с призывом поддержать нашу борьбу в Калуге лозунгом «Руки прочь от МПРА!».

Вообще-то главная проблема для трудящихся во всем мире — та модель неолиберального капитализма, которая ведет к максимальной эксплуатации. А в нашей стране защищаться приходится еще и от коррумпированных чиновников, и от представителей правоохранительных органов, которые сплошь и рядом вмешиваются в трудовые конфликты и «рисуют статьи» за незаконное пикетирование или нарушение закона о митингах.

Угрозу в профсоюзе на своем уровне видят и мастера, и всякая другая сволочь, в чьих руках механизмы премирования-депремирования. Они ими привыкли пользоваться как дубинкой.

Им не хочется жить в рамках производственной демократии, когда надо уважительно относиться к рабочему. Эти горе-руководители видят в профсоюзе врага, который посягает на их абсолютную власть на низовом уровне.

Впрочем, мы должны со всеми вести диалог, искать аргументы и проявлять истинную рабочую солидарность. Вот пример. На небольшом заводе французской компании «Фениче Рус» в Тольятти сначала попытались профсоюз растоптать, но сейчас вот уже тамошний профсоюз просит нас опубликовать в газете благодарность директору по персоналу, который выстраивает такие отношения с трудовым коллективом, что все довольны…

Работодатели жалуются на профсоюзы, когда те требуют повысить зарплату: дескать, вы же видите, что на дворе кризис, прибыль упала… Покажите, господа, цифры! Если проблемы экономически обоснованные, это одно. Но если прибыль упала настолько, что вам приходится пересесть на яхту поменьше, для рабочего, потерявшего ползарплаты, это не аргумент.

Россия не имеет возможности, как Швеция, Норвегия или Голландия, выплачивать по 1,5 тысячи евро лишь за то, что ты гражданин, но пусть хотя бы гарантирует своим гражданам компенсацию инфляции. При любой форме собственности. Если ты фермер и не можешь гарантировать своим работникам такую компенсацию, значит, тебе придется работать одному.

Конечно, буржуйское лобби в законодательных собраниях — владельцы заводов, газет, пароходов — против нашей поправки.

Нужна массовая общероссийская кампания в поддержку такого уточнения ТК.

Говорите, пусть недовольные идут в суд? Но зачем?

Это вы, законодатели, за свою министерскую зарплату не можете (или не хотите) написать нормальный закон, который будет трактоваться однозначно.

Так исправьте ошибку!

trud.ru

Фото: ruguard.rumpra.su

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован