«Цель ИГИЛ — раскачать Ближний Восток для дестабилизации России»

Глава Академии национальной безопасности Арсен Реан считает, что приток беженцев в Европу профинансирован террористами.

arsen_rean

Глава Академии национальной безопасности, генерал-лейтенант Арсен Реан, недавно вернувшийся из Сирии, рассказал корреспонденту «Известий» Наталье Башлыковой о том, кто стоит за организованным терроризмом в Сирии, почему Башар Асад не смог справиться с ИГИЛ* самостоятельно, а также как и кем ведется подготовка террористов и за какую цену сирийцы покидают страну.

— Арсен Александрович, вы недавно вернулись из Сирии, что сегодня происходит в этой стране?

— За последний месяц я несколько раз был в Сирии. И с каждым нашим приездом в Сирию складывалось всё более и более удручающее впечатление, что страна не может справиться с ИГИЛ самостоятельно.

Не может, потому что это уже не внутрисирийский конфликт, а фактически непрямая интервенция нескольких стран, заинтересованных в развале Сирии, для того чтобы создать в этой стране плацдарм по конфронтации, как я полагаю, в первую очередь с Россией.

Думаю, что если бы не вмешательство России, немножко запоздалое, Башару Асаду было бы трудно удержать власть, потому что на сегодняшний день 60% Сирии — правда, это пустыня, необжитая часть — находится под контролем ИГИЛ.

— Есть ли шанс у действующей сирийской власти победить? Можно ли называть войну, которая там идет, гражданской?

— Я бы не стал называть эту войну гражданской. Если бы она была таковой, если бы речь шла о настоящей оппозиции, то с ней всегда можно было бы договориться и не допустить масштабных боевых действий и гибель мирного населения.

Но так называемая оппозиция Башару Асаду находится в Турции и не представляет интересы сирийского народа, она сидит там на Босфоре, пьет кофе и требует свержения Асада. Представители этой оппозиции приезжают и в Москву пиарят себя.

Но Башар Асад правильно говорит: «Как можно договариваться с террористами?». Потому что на самом деле эта оппозиция — обыкновенные террористы, которые ведут войну против законно избранного президента. Башару Асаду можно было бы навести порядок самостоятельно, но при условии невмешательства многих стран извне.

— Каких стран?

— В первую очередь США, Израиля и так называемых денежных спонсоров — Катара и Саудовской Аравии. Они реально формируют ИГИЛ: дают деньги, оружие, готовят профессионалов.

Согласитесь, что человеку невозможно стать специалистом военного дела, если он всю жизнь был пастухом. А на сегодняшний день методы действий ИГИЛ современные, потому что их готовят серьезные иностранные специалисты.

Так что это никак не гражданская война. Опыт военных генералов Сирии огромен, но они ничего не могут сделать, потому что идет постоянная подпитка их противников деньгами, новыми боеприпасами, людьми.

— После того как Россия поддержала Асада, каково соотношение сил и перспективы сохранения законной президентской власти?

— Сейчас рано делать какие-либо прогнозы. Наши асы — а в России самые лучшие летчики в мире — сделали за несколько дней вылетов в Сирии больше, чем США за год, больше, чем итальянские и французские пилоты.

То есть мастерство наших военных не обсуждается, но вы посмотрите, как американцы сейчас резко выступили против вмешательства России в военный конфликт.

Почему? Потому что это обнажило, чем на самом деле занималась коалиция стран по борьбе с ИГИЛ во главе с США: она бомбила инфраструктуру Сирии, они уничтожали культурные центры, бомбили населенные пункты, в которых проживало мирное гражданское население.

Наша авиация наносит точечные удары: ни одного разрушенного исторического задания, не страдает гражданское население. Авиаудары американцев и их союзников не точечны, что вызывает возмущение населения, оно уже просто устало, и в итоге уже меняется отношение к президенту Башару Асаду.

Кроме того, идет постоянная информационная пропаганда, информационная война, которую российские СМИ отчасти проигрывают. Только сейчас они заговорили о Сирии, а война-то идет уже более 4 лет.

Об этом важно говорить, потому что мы обеспечиваем не только сирийскую безопасность, не только целостность Сирии, но и недопустимость создания плацдарма для расшатывания российской государственности.

— Но Сирия не так территориально близка к России, как та же Украина, каким образом?

— Всё очень просто. Никогда за периоды истории и войны в Сирии не было исхода христианского населения. Я был там на русском кладбище, где захоронены русские офицеры в XVII и XVIII веках, до прихода ИГИЛ в Сирию эти могилы никто не трогал, а сейчас все кресты на них разбиты.

То есть насаждается ненависть ко всему русскому, к христианскому. Хотя именно с Сирии началось распространение христианства, в том числе и в России. Так вот сейчас организуется исход христиан с Ближнего Востока.

Если, не приведи Господь, там появится государство ИГИЛ, то последствия этого будут просто катастрофические. Кстати, я долго изучал ислам, и у пророка Мухаммеда никогда не было слов об исламском государстве. Были слова о вере, а государство всегда подразумевает светское, а не религиозное начало.

В Сирии всегда ислам и христианство мирно сосуществовали. У меня там была встреча с муфтием и митрополитом, которые оказались родными братьями, с одним родным отцом, который посоветовал им выбрать разные религии. И Сирия всегда так жила.

А сейчас ИГИЛ пытается этот баланс нарушить, для того чтобы потом раскачать Российскую Федерацию, чтобы провести исламизацию России. У нас же проживает 20 млн мусульман, и мы никогда не задумывались об их вероисповедании, мы всегда жили дружно.

А если в Сирии появится этот плацдарм, то это будет очень опасно. Поэтому Россия четко отстаивает не только интересы своего союзника, но и свои интересы.

— На ваш взгляд, население Сирии понимает, что сегодня происходит в стране? Как оно реагирует на действия РФ?

— Это трудно описать словами. Я туда ездил в нашей форме — когда люди ее видят, то они ее целуют. Сирийцы любят русских людей и понимают, что Россия единственная надежда Сирии на то, что не случится катастрофа.

Ведь игиловцы уничтожат всех: не только христиан, но и мусульман. Я беседовал с губернатором Хомса, который рассказал о своем друге, которому игиловцы отрезали два пальца, потому что он курил.

Понимаете, до какого маразма они доходят? Или возьмем Саудовскую Аравию и Катар — они дают деньги игиловским отморозкам за то, чтобы они убивали мусульман. Ну вот где здесь у них логика?

Если вернуться к недавнему прошлому нашей страны, первая и вторая чеченская войны — это ведь был продуманный проект тех же людей, которые сейчас разжигают конфликты. Зажгли в Грузии, на Украине, а сейчас их цель — ислам. Это очень опасно, поэтому Россия была обязана вмешаться.

— Не повлечет ли вмешательство России более кровопролитную войну? Ведь уже есть сравнения этой ситуации с Афганистаном…

— Сравнение с событиями в Афганистане крайне неверное и сюда не подходит, хотя и там и здесь мы зашли по просьбе легитимных властей. Но в Афганистан зашли только советские войска, а у России в Сирии сейчас целая коалиция: Иран, Ирак, Сирия. Иран очень сильная региональная держава, которая поддерживает Сирию.

А что касается Афганистана, я могу сказать, что с Карзаем (президент Афганистана с 2004 по 2014 год. — «Известия») у меня была беседа, в которой он сожалел о том, что наши войска ушли из этой страны.

А что получилось после этого: наша армия ушла из Афганистана по решению «великого президента всех времен и народов» Михаила Горбачева — и война пришла в Таджикистан, где после этого была 10-летняя гражданская война. Слава Богу, там осталась наша 201-я дивизия.

Чуть ослабили давление в Таджикистане, и война пришла в Чечню, где также прошло 10 лет гражданской войны. Итог — невинно погибшие русские и чеченские молодые парни. Если сейчас России не вмешиваться, вы представляете, какие потери у нас будут потом?

— Как долго может продлиться операция? Каковы задачи коалиции с участием России?

— Наша задача — вытеснить боевиков с территории Сирии, которую ни в коем случае нельзя дробить, и не соглашаться со сменой действующего президента Башара Асада. Не приведи Господи Асад уйдет, это будет хуже Ливии в пять раз.

Даже прогнозировать страшно, что произойдет в этом случае, потому что там сейчас нет силы, которая бы реально управляла государством. Ведь ИГИЛ не поддерживается населением, на захваченных им территориях его власть держится на жестокости.

Но мы это всё проходили в 1941 году, когда цивилизованная Европа зашла на территорию СССР, происходило то же самое. Они так же казнили наших солдат, убивали детей, то же самое делает сейчас ИГИЛ.

— После встречи Владимира Путина с Бараком Обамой многим показалось, что какая-то договоренность между ними была достигнута, так как именно после этой встречи Россия начала оказывать поддержку Сирии…

— Лично мое мнение: ни о чем они не договорились. Именно поэтому началась военная сирийская операция. Как я думаю, американцы были готовы уже к прямой интервенции в Сирию, но ее не случилось из-за вмешательства России.

А сейчас посмотрим: если у ИГИЛ появятся переносные зенитные ракетные комплексы, то вообще станет всё понятно, хотя и сейчас у террористов очень хорошие вооружение и финансирование.

Если сирийский военнослужащий получает до $1 тыс., то там у командиров зарплата начинается от $7–8 тыс., у рядовых — до $2 тыс. Сирийские генералы говорили мне, что они не могут платить такие деньги. Там ведь такие денежные мешки, как Саудовская Аравия и Катар, сколько хотите дадут денег.

Полевой командир рассказал мне такой случай: когда он шел ночью с задания, вдруг из-за бруствера появились боевики, он всадил в одного из них весь рожок — 30 патронов, а тот еще сделал 5–6 шагов, хотя обычно человек падает с одной пули.

Он говорит, что все эти боевики накачаны сильнейшими современными психотропными лекарствами, после которых они совершенно не чувствуют боли. Кто поставляет им эти средства? Конечно, Запад.

— Минобороны РФ заявило, что готово координировать свои действия в Сирии с США. В то же время Петангон говорит о том, что США не будут обсуждать с Россией борьбу с ИГИЛ, пока Москва поддерживает Асада. Возможен ли все-таки союз, почему так принципиален для Запада уход действующего президента?

— Информировать, может быть, их надо, но о каком сотрудничестве может идти речь, если у них отправная точка переговоров — уход Асада? Это значит, что к власти в Сирии придет ИГИЛ. Почему Россия не должна его поддерживать, если он наш последовательный союзник? Именно поэтому он неугоден.

США уже убрали Муамара Каддафи (президент Ливии. — «Известия») и Саддама Хусейна (президент Ирака. — «Известия»), после чего началась гражданская война.

— Почему сегодня ИГИЛ получило такую известность, силу для разгрома целых государств? Почему граждане многих стран ведутся на пропаганду ИГИЛ и хотят в него вступить?

— В любом государстве всегда есть недовольные, неприкаянные и неустроенные люди, которые не знают, на ком им выместить свое недовольство. И тут они узнают об ИГИЛ, напичканном деньгами. Сейчас в ИГИЛ в основном идут те, кто прошел военные кампании в Чечне, бандиты, преступники…

— Но есть ведь случаи вступления в ИГИЛ студентов МГУ?

— Эти случаи, как правило, все завязаны на личных отношениях, когда, например, девушка влюбляется в какого-нибудь нехорошего парня. Знаете, как раньше формировали отряды шахидок: поженились, а он уходит на войну и погибает, она ходит неприкаянная, ей говорят: «Виноваты русские, ты должна быть шахидкой».

Потом студентка опомнилась, и отец ее привез домой, а ведь таких людей в ИГИЛ сейчас много.

— Ранее вы сказали, что беженцы съезжаются в Европу, получая за это деньги. Это тоже действия ИГИЛ? Откуда такие громадные деньги и в чем смысл этих действий?

— У нас есть данные, что в среднем на семью из пяти человек через ИГИЛ выплачивается около $7 тыс. Ведь ясно, что молодые люди, приехавшие в Европу, ничего для себя не найдут и в итоге из них будут формироваться те же самые игиловцы.

Именно поэтому проамериканским силам выгоден исход этого населения, чтобы оно потом, не найдя себе места, обвинило во всем христианство и Россию, которая подключилась к авиаударам.

Эта же Европа и будет их формировать в боевые подразделения и оппозицию к действующей власти Сирии, Ирана и Ирака. Вся политика США на Ближнем Востоке заточена под Российскую Федерацию, чтобы дестабилизировать политическую ситуацию и поссорить христиан и мусульман.

Это очень многоходовая ситуация. Пока у них не горит земля под ногами в Америке, они всегда будут раскачивать ситуацию — Украина, Молдавия, ИГИЛ, — потому что им мешает Россия…

* Деятельность этой организации на территории Российской Федерации официально запрещена.

izvestia.ru

Фото из личного архива А. Реана

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован