Страна под властью борщевиков. Как гигантская ядовитая трава захватывает Россию

Ожоги, слепота и даже смертельный исход. Всем этим грозит человеку соприкосновение с борщевиком Сосновского — гигантской травой, которая захватывает Россию, увеличивая территорию распространения на 10% в год.

sosnovskogo

Чтобы отразить нашествие, нужна комплексная государственная программа. Пока же ядовитому сорняку противостоят лишь отдельные мужественные граждане да слабо мотивированные организации.

В середине июля газета Daily Express опубликовала статью “Борщевик захватывает Великобританию, в этом виноват Владимир Путин”.

Поводом для публикации был инцидент, случившийся с десятилетней Лорен Фуллер, жительницей шотландского городка Лок-Ломонд. Однажды девочка решила построить шалаш из крепких стеблей растения hogweed (букв. “кабанья трава”, по-русски — борщевик), а в результате оказалась в больнице со страшными ожогами, и ей сделали несколько операций по пересадке кожи.

Комментируя случившееся, специалист по борщевику биолог Дик Шоу заявил газете, что противоядие против чудовищно размножившегося на территории Британии ядовитого растения — ржавчинный гриб — уже почти было найдено в Грузии.

Однако поискам помешал военный конфликт между Грузией и Россией. Почему гриб не продолжили искать после завершения конфликта, ученый не пояснил.

В римейке триллера под названием “Борщевик Сосновского” изменились только имена и названия, в остальном он практически не отличается от исходного сюжета.

В 80-е траву-убийцу уже называли местью Сталина. Якобы Иосиф Виссарионович лично распорядился высаживать недавно обнаруженное и названное в честь известного ботаника плодовитое растение на огромных площадях на силос, а, когда выяснилось, что трава ядовита и размножается со скоростью света, было уже поздно.

К 1970-м годам борщевик выбрался с колхозных земель на придорожные полосы и опустевшие поля, в 80-е добрался до огородов, начиная с 90-х зарится на города.

И ржавчинный гриб — далеко не первое средство, объявленное панацеей в борьбе с ним. Борщевиковая совка и плоская моль пастернаковая, глифосатные гербициды, богатырская удаль с саперной лопатой наперевес — надежда в деле борьбы с чудовищем имени Сосновского то появляется, то угасает, чудовище же между тем планомерно увеличивает захваченную территорию на 10% в год.

sosnovskogo_1

Ужас, ужас, ужас

— В прошлом году я подготовилась по полной программе: надела перчатки, резиновые сапоги, плотные брюки. Все равно не помогло,— рассказывает о своем опыте выведения борщевика жительница Рязанской области Елена Шакина.

— Вышла косить, сок, похоже, подействовал через одежду — на следующий день появились ожоги, и дышать было трудно, надышалась паров. Загорать не могу до сих пор.

Сок борщевика из-за содержащихся в нем веществ фуранокумаринов лишает кожу человека способности сопротивляться ультрафиолету.

Результат — ожоги вплоть до третьей степени тяжести. Если такими ожогами покрыто больше 80% тела, летальный исход практически неизбежен. А если соком поражены глаза, возможна потеря зрения.

Пенсионерка из Щелковского района Московской области Марина Петровна с ужасом вспоминает, как от борщевика чуть не ослеп ее пятилетний внук: “Мы едва не сошли с ума от страха за него.

Говорила, конечно, ему сто раз, не трогай ты этот борщевик, близко даже не подходи. А он сделал себе “телескоп” из стебля, приложил к глазу, мне ничего не сказал, на следующий день смотрю — глаз оплыл, не открывался, хорошо, соседка врачом работает, сказала, еще бы чуть-чуть, и зрение до конца жизни не восстановили бы”.

Достается от борщевика не только человеку: по словам директора Союза органического земледелия Якова Любоведского, сорняк отравляет почву вокруг себя, его токсины мешают расти другим культурам.

“На брошенной пашне за 10-15 лет вырастает молодой лес: сначала бурьян, потом луговые травы, после — мелколесье и т. д. Но, если пашня занята борщевиком, на ней ничего не вырастет. Только сам борщевик”,— утверждает Людмила Волкова, эксперт Центра охраны дикой природы.

sosnovskogo_2

От Калининграда до Сахалина

Доподлинно неизвестно, имел ли отношение к борщевику лично товарищ Сталин, но заявило это растение о себе действительно в послевоенные годы.

Нечем было кормить скотину, и на помощь пришли ученые: нашли в предгорьях Кавказа, в Кабардино-Балкарской АССР, гигантскую древовидную траву, сородича борщевика сибирского, который россияне издавна употребляли в пищу.

Новый вид назвали в честь ботаника Сосновского и стали массово засеивать им поля — одно растение дает до 5 кг силоса, а ухода кавказский гость не требовал никакого — только бросить семена в землю.

Сейчас в европейской части России борщевиком Сосновского покрыты тысячи гектаров, и площадь под ним растет с каждым годом.

В Кировской области опасный сорняк захватил не менее тысячи гектаров, в Вологодской — больше 3 тыс., в Нижегородской — почти 2,5 тыс.

“Вся средняя полоса им захвачена, я даже видела его в Карелии вдоль дорог. Везде, куда ступила нога человека, борщевик пошел за ним. Даже в центре Онежского озера на небольшом островке он есть”,— рассказывает Ирина Окунева, старший научный сотрудник Главного ботанического сада РАН.

Но центральных и северо-западных областей борщевику, похоже, мало. Растение уже подбирается к Уралу — на форумах Екатеринбурга жители жалуются на прибавляющие год от года заросли.

На Сахалин семена борщевика приехали в середине прошлого века в пробирках в лабораторию, но одну пробирку рассыпала лаборантка, и борщевик разросся по всему острову. Теперь десятки сахалинцев каждый год попадают с ожогами в больницу.

Эксперты считают, что борщевику помогает размножаться человек.

“Когда очаг, или материнское растение, с которого осыпаются и прорастают семена, находится на лесной опушке или в центре луга, скорость роста этого очага составляет четыре-пять метров в год,— говорит Людмила Волкова.— Но, если очаг подошел к дороге, скорость расселения возрастает многократно и составляет уже сотни метров в год”.

“Быстрое распространение вдоль дорог объясняется мощными потоками воздуха, которые создаются автомобилями при движении”,— поясняет старший научный сотрудник Института биологии Республики Коми кандидат биологических наук Игорь Далькэ.

Способствует распространению борщевика и то, что многие люди продолжают использовать его в сельскохозяйственных и других целях.

Пчеловоды Олег и Елена Бобровы из Ленинградской области, например, признают, что борщевик в их регионе — большая проблема, но не выращивать его не могут. Растение нужно им для меда.

“Это прекрасный медонос, урожай меда с одного гектара щедрый — до 300 килограммов. Мед получается очень ароматный, красивого темного цвета, долго не дает осадка. Мы у себя на участке засадили им двадцать соток и еще на заросшее борщевиком поле через дорогу пчел пускаем”.

Для жителя Новгородской области Сергея Яковлева борщевик служит материалом для творчества — он делает из него калейдоскопы. Стебли борщевика вначале тщательно высушиваются, а затем нарезаются на трубки, из которых делается корпус калейдоскопа.

Другая причина агрессивного поведения борщевика — брошенные поля, пастбища и другие сельхозугодия.

“Он прогрессирует там, где много бесхозных земель. Можно даже сказать, что борщевик своего рода индикатор плачевного состояния сельского хозяйства,— считает Яков Любоведский.

— Сравним, скажем, Кировскую область, где этот сорняк является огромной проблемой, и Кубань. Кубань — развитый в аграрном смысле регион, там много и малых форм сельского хозяйства, и крупных агрохолдингов. Поэтому там вы борщевик почти не встретите, хотя ему там теплее.

А севернее, выше средней полосы, куда не доходят холдинги и фермеры, борщевик растет повсеместно, и если никто им не займется, то и продолжит расти. В России более 10% сельхозугодий пустуют, не используются и не обрабатываются. И, пока не сыщутся люди, заинтересованные в их развитии, единственным хозяином этих земель будет борщевик”.

Сводка с фронтов

На государственном уровне с борщевиком борются, но крайне бессистемно и неэффективно.

Вдоль федеральных дорог борьбу ведет Федеральное дорожное агентство (Росавтодор), на уровне муниципалитетов и правительств регионов придумывают специальные программы по искоренению ядовитого сорняка, которые обходятся недешево.

В Ленинградской области на эти боевые действия в нынешнем году выделили 40 млн руб., псковская пятилетняя программа (с 2014 по 2018 год) обойдется в 32 млн.

Результаты, однако, весьма скромные: управление Росавтодора по Северо-Западному федеральному округу, например, в 2015 году очистило от борщевика 291,8 га, в Пскове муниципалитет обещает в этом году освободить от растения 300 га.

Учитывая, что в этих регионах сорняком заняты многие тысячи (в случае с Ленобластью — десятки тысяч) гектаров, это капля в море.

Борцы оправдываются тем, что на госуровне бороться с борщевиком сложно: из реестра сельскохозяйственных культур его вывели только три года назад, а в список не то что карантинных, но даже сорных растений так и не внесли.

“Он растет по всей стране, не можем же мы карантинную зону по всей Центральной России ввести!” — объясняет замруководителя управления Россельхознадзора по Москве, Московской и Тульской областям Дмитрий Васин.

Основная проблема, таким образом,— отсутствие системного подхода.

“Надо, во-первых, провести картирование распространения борщевика, обозначить приоритетные районы борьбы с ним (школы, детские сады, спортивные объекты), уничтожать его поэтапно и проводить мониторинг в течение хотя бы пары лет, чтобы убедиться, что он не вырастет снова”,— говорит Игорь Далькэ.

Не имея комплексной программы, точечные акции борцы осуществляют кое-как.

“Видела я, как они борются,— рассказывает Александра Трофимова из Калужской области.— “Автодор”, например, косит только траву, а борщевик обходит. Плюс делают это в августе, когда уже поздно, семена созрели и разносятся со страшной скоростью, больше вреда от такого покоса, чем пользы”.

Муниципальные программы, в отличие от “Автодора”, делают больший упор на химию — гербициды, но, по мнению Игоря Далькэ, эффективность этих программ не выше. “Это скорее попытки борьбы, они не приносят реальных успехов”,— уверен ученый.

Не имея внятных программ борьбы с борщевиком, государство, как водится, норовит переложить ответственность на граждан.

В Псковской и Ленинградской областях, например, дело поручено юрлицам: сельхозпроизводителям предоставляются субсидии на отражение нашествия борщевика, а тех, кто эти субсидии не отрабатывает, штрафуют.

Депутаты заксобрания Ленобласти пошли еще дальше — предложили штрафовать физических лиц, допустивших борщевик на дачный участок, на 10 тыс. руб., хотя никаких субсидий на предмет борщевика дачникам не положено.

Лопатой, песком и сеном

Активно бороться приходится гражданам самостоятельно, причем зачастую примитивными и опасными методами, так как “химия” дорога и доступна далеко не всем.

Литр гербицида “Раундап” стоит 1000 руб., ближайшие аналоги, “Торнадо” и “Ураган”, не намного дешевле.

“У нас в Шаховском районе недавно поросшее борщевиком поле отдали под участки, и люди начали с ним бороться,— говорит Людмила Волкова.— Никто не проинформировал их о мерах безопасности, и многие получили страшные ожоги”.

Специалисты из компании “Мастер ДЕЗ”, занимающейся гербицидной обработкой борщевика на частных и коммерческих участках Подмосковья, говорят, что спрос на их услуги в последние годы упал.

“Гербициды дорогие, за стандартные шесть соток мы берем 15 тыс. руб., а в кризис многим это не по карману. Вот люди и пробуют самостоятельно справляться”, — поясняет сотрудник компании Андрей.

“К нам в институт приходят граждане и рассказывают о своих “инновациях” в борьбе,— рассказывает Игорь Далькэ.

— Один товарищ додумался пеньки от борщевика песком засыпать, другой укрывал сеном — представляете, притащил на себе 500-килограммовый рулон сена! Через две недели поверх сена, конечно, показались борщевичные листья”.

Житель Наро-Фоминского района Подмосковья Алексей Захаров для борьбы с опасным сорняком изобрел специальную лопату с длинным и острым лезвием и широким наступом, выполненным из металлической трубы.

“Разрабатывал ее больше года”,— гордо сообщает Захаров. Лопату высоко оценило руководство области — изобретатель Захаров получил за нее губернаторскую премию “Наше Подмосковье”.

Теперь пенсионер вместе с возглавляемой им организацией “Остановим борщевик” намерен вооружить лопатой жителей области, чтобы выйти на бой всем миром: “Конечно, миллионы корней мы не выкопаем, но надо уничтожать хотя бы новые растения”.

Жители зараженных борщевиком областей требуют срочных мер, чтобы остановить вышедший из-под контроля сорняк.

“Мне кажется, уже пора вводить спецотряды в химзащите, в респираторах и с соответствующей техникой. Потому что население может бороться только у собственного забора, а от государственных ведомств пока толку ноль”,— считает Людмила Волкова.

Но до тех пор, пока борщевик даже не признан сорняком, он, похоже, продолжит свое победное шествие по России.

Мария ШЕР

kommersant.ru

Фото: Мария Заикина, photoxpress.rutass.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован