Климат-контроль. Какая погода нас ждет во второй половине лета и удастся ли собрать хороший урожай

Ждешь его ждешь, а оно приходит с дождями, градом, похолоданием или аномальной жарой. Всем этим нынешнее лето одарило нас сполна. “Российская газета” разбиралась, чего ждать от второй половины лета. И как это все аукнется в экономике?

weaver

Вопрос дорогого стоит, поскольку ущерб от опасных природных явлений оценивается 30-60 миллиардами рублей в год.

“В стране “зреют” более 30 видов опасных гидрометеорологических явлений, – растревожил нас министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской.

– Треть из них составляют очень сильные ветры, ураганы, шквалы и смерчи. Еще треть – сильные паводки и экстремальные засухи, резкое увеличение количества осадков (дождь, снег, град)”.

И количество этих явлений растет по 6-7 процентов в год, а в ближайшие 10 лет может удвоиться, поделился министр с “РГ” статистикой своего ведомства. Причем за последние годы в несколько раз увеличилось число крупных природных катастроф: наводнений и лесных пожаров.

А что же наше лето? Оно аномальное или нет? “Погода в России в этом году не выходит за климатические рамки”, – удивил нас заместитель директора по науке Росгидрометцентра России, профессор Дмитрий Киктев.

И разъяснил: “Это нам кажется, что июль стоит прохладный, но первая декада, например, в московском регионе была выше температурной нормы, вторая – ниже. А в целом, близка к климатической норме плюс 23,1 градуса”. Про “среднюю температуру по больнице”, это понятно. А как проходит лето здесь и сейчас?

Только обобщая сводки из регионов, становится понятным, что такое – битва за урожай. Везде свои трудности. Где-то воды слишком много – в Хабаровском крае, который “зацепил” мощный ливневый тайфун “Чан-Хом”.

В Ростовской области от ливней хлеба полегли и уборочная началась на три недели позже. В Краснодарском крае ячмень и пшеница из-за дождей перестояли и если будет ветер, то и полягут. В Орловской области аграрии рискуют потерять до четверти урожая зерновых, там и дожди, и крупный град.

Дождливое лето на Урале второй год подряд превращает сенокос в сеногной, что серьезно сказывается на развитии ведущей в регионе сельхозотрасли – молочном животноводстве.

А где-то воды совсем нет, стоит аномальная жара, да еще с сильным ветром, забирающим последнюю влагу из почвы. В 31 районе Саратовской области с 10 июля действует режим чрезвычайной ситуации. По предварительным данным от засухи пострадали 623 хозяйства. В Кемеровской области уже почти месяц стоит 30-градусная жара, и больших дождей на август не обещают.

Но особенно “повезло” Белгородской, Курской и Липецкой областям. Там на смену аномальной жаре с пыльными бурями (они заставили пересеять сахарную свеклу) пришли ливни с грозами. В Черноземье пришлось начать рекордно раннюю уборочную кампанию, из-за жары зерновые созрели быстро. Прогнозы по урожайности неутешительны…

Но только ли погода виновата во всех этих крестьянских потерях? Вопрос в том, готова ли экономика и ее самые чувствительные отрасли к капризам погодных волн?

“Каждый год выясняется, что не совсем”, – утверждает Дмитрий Киктев. И дело не только в сельском хозяйстве, хотя, оно наиболее чувствительно к действию погодных факторов.

На его долю приходится 59 процентов от общего “природного” ущерба по экономике, подсчитали в Гидрометцентре. Но есть еще энергетика, транспорт, строительство и коммуналка (по 7-9 процентов ущерба).

Сегодня требуется более тесное взаимодействие метеорологов с различными отраслями экономики. Тем более не так давно Россия присоединилась к “глобальной рамочной основе климатического обслуживания”.

Фактически речь идет о развитии прикладной климатологии, данными которой должны пользоваться во всех отраслях экономики – от строительства домов и дорог до эксплуатации систем энергетики и ЖКХ, мостов, трубопроводов и так далее. Ведь если правильно заложить климатические параметры, то можно избежать потерь и аварий.

“Речь идет не просто о погоде “общего назначения”, а о гидрометеорологическом обслуживании, ориентированном на различные отрасли народного хозяйства”, – говорит Киктев.

Например, о возможном уровне пожароопасности, что позволит предотвратить ущерб от возгораний огромных лесных массивов при своевременной переброске авиации и техники.

Автодорожный сектор, морской, авиационный – тоже первые потребители погодных прогнозов. Речников и моряков, например, волнует зыбь и ветровое волнение. Все это можно прогнозировать.

Так в чем же заминка? Оказывается, нужны данные дорожных станций. “А их специалисты пока не получают. Причина банальна – трудности межведомственного взаимодействия”, – поясняет Киктев.

И это тоже дорогого стоит. Поскольку за счет своевременного прогнозирования и использования гидрометеорологической информации можно уменьшить экономические потери до 40 процентов, подчеркивают в минприроды.

А пока – битва за урожай продолжается. В регионах, где осадков чересчур много, вариантов у аграриев три. Первый – ждать милости от погоды и надеяться на приход жары.

Второй – отдать урожай на элеваторы и хлебоприемные предприятия для сушки, чтобы довести до кондиции – но это дорого, да и элеваторы не смогут принять весь урожай.

Третий – десикация. “Это предуборочное подсушивание растений с применением специальных химических препаратов, – объясняет Владимир Коротеев, руководитель департамента сельского хозяйства Орловской области. – Десикацию приходится проводить из-за нехватки современного сортировально-сушильного оборудования”. На Орловщине, кстати, большинство сельских хозяйств выбрали третий вариант.

Хорошо, страна у нас большая. В Сибири, к счастью, этим летом с погодой все в порядке. Аномалий нет, так что урожай ожидается хорошим. Так, аграрии Омской области рассчитывают преодолеть планку в 3 миллиона тонн собранного зерна. На Дальнем Востоке тоже все относительно благополучно. Только в Хабаровском крае воды на полях много.

Так что прогноз наших экспертов – зимой с голоду не помрем.

Начальник отдела агропрогнозов ВНИИ сельскохозяйственной микробиологии Россельхозакадемии Анна Страшная так и сказала: “на общем урожае к общему столу России ни засуха, ни град, ни наводнения, в этом году сильно не отразятся”. А в следующем? Пожуем – увидим.

Ждать ли бабьего лета?

Ждать, оно в этом году будет “с большой вероятностью”, говорят синоптики.

А вот прогнозы на август для проблемных регионов не обещают разрешения всех проблем, но местами обнадеживают.

В Краснодарском крае температура прогнозируется выше нормы, но ожидается дефицит осадков. К лучшему погода изменилась в Самарской области, и местные власти там настроены оптимистично. В Саратовской области засуха сменяется проливными дождями. А вот в Волгоградской области ожидается сухая жаркая погода. Увы, в Орловской области прекращения дождей синоптики пока не предрекают.

Почему метеоролог ошибается

Вы не поверите, но по стандартам Всемирной метеорологической организации, уровень достоверности прогнозов погоды в России “очень высокий” – 96 – 97 процентов. Но краткосрочных – до 3 дней.

Если говорить о среднесрочных и долгосрочных прогнозах (две недели-месяц), то здесь “оправдываемость” не так высока.

Все зависит от плотности гидрометеорологической сети наблюдений, наличия современных локаторов и данных со спутниковых систем мониторинга”, – поясняет начальник департамента государственной политики и регулирования в области гидрометеорологии и мониторинга окружающей среды минприроды Глеб Ватлецов.

И сегодня, рассказывает он, идет техническое перевооружение метеостанций на территориях, требующих постоянных наблюдений в связи с нарастанием опасных штормовых явлений и предотвращением ущерба. Это Дальний Восток, Сочи, Арктическое побережье.

weaver_kard

А как у них

italy
Порядка 20 миллионов человек в 2014 году были вынуждены покинуть свои дома из-за наводнений, ураганов и землетрясений. Об этом заявил на днях международный Мониторинговый центр внутренней миграции (IDMC), занимающийся отслеживанием объемов и причин миграции внутри стран.

“Стихийных бедствий будет все больше в ближайшие десятилетия, – считает директор IDMC Альфредо Самудио. – Наши исследования показывают, что сегодня у любого человека на 60 процентов больше шансов оказаться в числе пострадавших от катаклизма, чем в 1970-е годы”.

Погодные модели станут жестче в Восточной, Западной и Центральной Африке, в Индии, в Юго-Восточной Азии – предсказывают ученые из британского Эксетерского университета, одного из ведущих мировых центров в области изучения изменений окружающей среды.

Графики, построенные специалистами из Международного центра исследования распространения катаклизмов (CRED) демонстрируют: число стихийных бедствий в мире за последние десятилетия увеличилось, с примерно 50 случаев в 1963 году и до более чем 300 в 2014, причем наибольшее число катаклизмов приходится на Азию.

При этом общее число погибших сокращается, то есть люди и социальная инфраструктура приспосабливаются к изменениям. Однако многократно выросло количество пострадавших.

Кроме того, несоизмеримо увеличилась стоимость материального ущерба от ударов стихии – от примерно 35 миллиардов долларов в 1980 году до 370 миллиардов в 2012.

Учащение случаев природных катаклизмов видно из сводок новостей за весну-лето 2015 года. В Непале 25 апреля произошло землетрясение силой 7,8 балла, тысячи человек погибли.

Через Филиппины 10 мая прошел мощный тайфун “Ноул”. Обычно сезон тайфунов начинается в июне, но в этом году он стартовал раньше.

Жара в Японии первый раз в этом году случилась 19 мая, хотя нормальное для нее время – июль-август. Сейчас там снова более 40 градусов в тени, только за последнюю неделю от нее погибли более 40 человек.

В начале июня из-за бурь и наводнений в США погиб 31 человек.

В Тбилиси 15 июня ливень затопил низинную часть города. Через десять дней дожди затопили Сочи.

11 июля на Филиппинах тропический циклон вызвал мощные оползни. В тот же день тайфун “Чан-Хом” прошел по островам Окинава на юге Японии и заставил Китай эвакуировать около 800 тысяч человек.

Весной-летом активизировались вулканы в Японии и Мексике, то есть на противоположных сторонах Тихоокеанского огненного кольца.

12 июля в Бразилии выпал град размером с голубиное яйцо.

В Польше 20 июля прошли сильные ураганы, есть погибшие, разрушено множество домов.

В Иране 21 июля прошел ураган и случилось наводнение, около 40 человек погибли.

Здесь перечислены только самые крупные стихийные бедствия, на самом же деле их было намного больше.

Даже для высокоразвитых стран стихия – большая проблема. Так, в Японии до сих пор не могут вернуться в свои дома порядка 230 тысяч человек, лишившихся жилья в результате Великого восточного землетрясения в марте 2011 года. А в США более 50 тысяч человек нуждаются в жилище после урагана “Сэнди” 2012 года.

Минсельхоз: что и почем будем есть осенью

“Российская газета” попросила министерство сельского хозяйства рассказать, как сказываются на урожае проливные дожди в одних регионах и засуха – в других. Не приведет ли это к дефициту зерна и овощей и росту цен на основные продукты.

Молоко и мясо

Конечно, проблемы есть, уточнил директор департамента растениеводства, химизации и защиты растений минсельхоза Петр Чекмарев. Некоторые регионы, например, Саратовская, Волгоградская, Оренбургская области, пострадали от засухи.

“Однако у нас страна большая, погода везде разная. Ежегодно какая-то часть урожая гибнет от разных аномалий: наводнений, засухи, вредителей. Но в этом году показатели гибели посевов на уровне среднемноголетних значений”, – рассказал он.

Что касается аномальных дождей в ряде регионов, то, на самом деле, объем осадков – не запредельный, при этом хорошо, что растения не надо специально поливать. Это плюс для кормовых культур. Значит, будем с молоком и мясом.

Картофель

Аграрии уже начали копать молодую картошку. “Сейчас “с поля” она продается, например, в Брянской области по 15 рублей за килограмм. Эта цена хороша и для потребителя, и для производителя”, – уверен Петр Чекмарев. При этом справедливая розничная цена молодой картошки – 15-20 рублей за килограмм.

Что касается “большого”, осеннего урожая, то неприятных сюрпризов тоже быть не должно. Отпускная цена картофеля ожидается в районе 10 рублей за килограмм, дешевле продавать нельзя, иначе – в убыток. А в магазинах стоимость картошки осенью должна быть в пределах 20 рублей.

Сахар

Если влажная погода не очень благоприятна для зерна, то для сахарной свеклы это, наоборот, хорошо. В минсельхозе ожидают приличный урожай.

“В 2014 году мы собрали около 31 миллиона тонн сахарной свеклы, а в этом, по прогнозам, ожидается 37-38 миллионов тонн”, – уточнил Петр Чекмарев.

Это значит, что сырья для производства сахара будет достаточно. И, если урожай переработают заводы, цены на сахар-песок должны пойти вниз.

Также в целом по стране оптимальные условия складываются для урожая подсолнечника. Значит, проблем не должно быть и с маслом.

Гречка

Зерновые культуры довольно капризные. “Но пока мы не меняем прогноз по урожаю зерновых в 100 миллионов тонн. Все возможные потери от погодных условий в этом году надеемся компенсировать за счет увеличения урожая кукурузы. Площадь ее посевов больше, чем в прошлом году”, – говорит Петр Чекмарев.

В прошлом году урожай зерновых составил 105 миллионов тонн. Но 100 миллионов – это приличный показатель на фоне того, какой урожай получает Россия в последние годы.

Ничто в этом году пока не предвещает и дефицита гречки, соответственно, нет оснований и для роста цен.

В целом в аграрном ведомстве отмечают, что на юге – житнице страны – сейчас установилась нормальная, комфортная погода, и это радует аграриев.

rg.ru

Фото: rg.rureuters.com

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован