Русские «качели»: нефть с рублем вниз, цены — вверх. И наоборот

7 августа 2014 года Россия ввела эмбарго на поставки продовольствия из ЕС, США, Австралии, Канады и Норвегии. А уже с 14 августа заработала «горячая линия» Федеральной антимонопольной службы (ФАС), задача которой состояла в том, чтобы отслеживать факты неоправданного подорожания продовольствия в российских городах и весях. Уже тогда стало ясно, что роста цен не избежать. Как на самом деле обстоят дела, выяснил «Московский комсомолец».

oil

Однако вряд ли антисанкции можно считать единственной причиной. Процесс под названием «кризис», который эксперты-экономисты называют четвертым по счету (после начала 90-х, 1998-го и 2008–2009-го), уже назревал задолго до их введения.

Внешне все выглядело вполне пристойно и благополучно. Трудящиеся по-прежнему разъезжали по Мальдивам с Турциями, покупали машины и иные дорогостоящие «гаджеты».

Но тревожные явления постепенно набирали свой кризисный оборот: тормозил ВВП, нарастала скрытая безработица, инфляция ползла вверх.

Причины переживаемого нами сейчас кризиса кроются в глубинах российской экономики, которая за постсоветский период многочисленных реформ и чередования «рулевых» так и не смогла соскочить с нефтяной «иглы», по старинке надеясь на русский «авось».

Вспомним начало 90-х. Пустые полки в магазинах, талоны на продукты, утренние очереди за хлебом в столице. Главной задачей тогдашнего момента было насытить рынок, тем самым сняв и социальную напряженность.

Вот и хлынул в Россию мутный поток продуктовой дешевки и «продвинутых» технологий. Западники перестраивали производственные линии у нас на свой лад.

Был организован выпуск заокеанских газировок, шоколадных батончиков, творожков с разными добавками.

Советский общепит успешно заместили заокеанские гамбургеры с картошкой фри. Тогда мы мало задумывались об ингредиентах и пищевой ценности данных продуктов. Все вроде нам нравилось, ведь повсеместно наступило столь долгожданное изобилие.

Целые отрасли промышленности и сельского хозяйства «сложили ручки», почивая на готовых технологических «лаврах», не развивая внутренние ресурсы, а следовательно, и национальную экономику. В помощь нам были и относительно стабильные и высокие цены на нефть.

А вот к концу осени 2014 года все сошлось. И антисанкции, и ставки на импорт, и стремительно падающая в цене нефть. Если в первом полугодии марка «Брент» стоила 108–110 долларов за баррель, то к декабрю она рухнула до 46, потащив за собой слабеющий рубль. В ночь на 16 декабря произошел его обвал. Доллар подскочил в цене до ста деревянных.

В тесной связи с нефтью и рублем оказались цены на продовольствие. С октября прошлого года они поползли вверх, а потом и вовсе стали скакать.

Каждому продукту — свой месяц

Август, как правило, — низкий сезон для ретейлеров, пора отпусков. А тут после объявленного в прошлом году эмбарго народ, оставшийся на местах, ринулся скупать не только попавшие в черный список продукты, но другие, про запас. Вспомнился тотальный дефицит времен застоя.

Сентябрь с октябрем прошли относительно спокойно. Правда, на фоне усиливающегося «хора» оптовиков по поводу того, что скоро их цены для розницы подорожают на 15–20%.

Ближе к концу октября началась ценовая чехарда. Первой «выстрелила» гречка. Крупа, которая стоила около 30 руб., а в закромах родины все еще хранился невостребованный урожай 2013 года, подскочила в рознице до 100 руб. В ноябре все регионы России накрыл гречневый ажиотаж.

В конце декабря стал дорожать сахар. Потом до 100–150 руб. подскочили бананы. А из-за высокой цены за 1 кг некоторые овощи стали продаваться поштучно — разноцветные сладкие перцы и кабачки.

И вдруг к апрелю ценовой «смерч» утих, как будто ничего и не было. В мае и июне цены успокоились и вернулись почти на прошлогодний уровень. Почему? Причина — та же. С марта нефть закрепилась в рамках 61–65$ за баррель. Рубль, не без участия ЦБ, стабилизировался.

Смешение форматов

Если год назад можно было уверенно сказать, что в магазине экономкласса или гипермаркете все дешево, а в среднем классе — дороже, то сейчас в продуктовой торговле все смешалось, как в том самом доме Облонских.

На фоне падающего спроса ретейлеры развернули настоящую битву за покупателя при помощи разнообразных скидок и акций. Цель одна — добиться его лояльности и отбить от конкурентов.

Народ стал экономить и уходить из гипермаркетов, где невольно покупаешь больше, чем позволяет кошелек. По магазинам покупатель теперь ходит чаще и за конкретным продуктом. «Точечные» закупки оживили формат «у дома» и за счет роста оборота позволяют им демпинговать на рынке и устанавливать регулярные скидки до 50%.

Экологический «стоик»

Хорошо, что наши предприниматели неоднородны. В лихие 90-е были и те, кто не повелся на западные приманки быстрой прибыли, и стали вкладывать средства в отечественное производство, пусть иногда и не слишком поворотливое.

Уже тогда они четко знали, что Россия без себя самой не проживет. Импорт импортом, а свое есть свое. Благодаря им наша курятина, индюшатина и свинина стабильно присутствовала все это время на прилавках.

И по доступной для большинства цене. Чего не скажешь о говядине. Минимальная стоимость 1 кг говяжьей мякоти сейчас в столице составляет около 500 руб., что не каждому по карману.

Кости для бульона есть в продаже, говяжий фарш есть, нарезка для поджарки тоже присутствует, а вот цельный кусок у сетевых ретейлеров найти проблематично. Спасают лавки фермерского мяса.

Несмотря на то что наши кошельки в последнее время стремительно худеют, заметен нарастающий интерес потребителя к экологически чистым продуктам, произведенным в родном отечестве. Тем более что цены почти сравнялись. Народ отдает предпочтение не ультрапастеризованному молоку, срок хранения которого до 9 месяцев, а пятидневному.

Никак не смогли убедить нас молочные эксперты в том, что порошковое молоко ничем не отличается от цельного. Но мы эту разницу уже почувствовали и сделали свой выбор.

У каждого кризиса есть своя положительная сторона. Он дает импульс к дальнейшему развитию. Можно, конечно, потоптаться в который раз на месте. Только не стоит потом удивляться тому, что вскоре замаячит на горизонте пятый. Кризис в смысле.

 

mk.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован