“Вы уедете и опять ничего не будет!”: Путин посетил Хакасию. Там президента встречали «правильные» и «неправильные» погорельцы

Лозунг “шерше ля фам” не теряет своей актуальности для Владимира Путина. Если на первый приезд в Хакасию его сподвигли слезы погорелицы Надежды Макаровой, расплакавшейся прямо во время “прямой линии” с президентом, то накануне нынешнего визита видеобращение к главе государства записала другая пострадавшая – Наталья Бугаева.

puten

В нем женщина рассказала, что местные власти отказали ее семье в предоставлении нового дома взамен сгоревшего, поскольку она является собственницей комнаты в общежитии, купленной для дочери-студентки.

Чиновников не смутило, что 4 человека должны проживать на 12 кв.м, да еще в 360 км от места работы, поскольку общежитие находится даже не в Хакасии, а в Красноярске.

Пасха 12 апреля 2015 года надолго запомнится жителям Хакасии. Огонь, сошедший на республику в тот день, отнюдь не был благодатным.

В огне пожаров, возникших, как было установлено по горящим следам, из-за пала травы и шквального ветра, 32 человека погибли, ожоги разной степени тяжести получили более 1400 человек, сгорели 1414 домов.

В свой первый приезд в Хакасию Владимир Путин настойчиво просил местных чиновников отнестись к погорельцам без формализма, по-человечески вникнув в каждую конкретную ситуацию. Но история Натальи Бугаевой, к сожалению, далеко не единственная.

Заложниками постановления местного правительства, предписывающего выделять новые дома только тем погорельцам, которые не имеют в собственности другой недвижимости, стали десятки людей.

Одни, как Бугаева, оказались владельцами мало пригодного для проживания жилья. Другие – унаследовали долю в квартире родителей.

Перед приездом Путина люди в соцсетях обменивались идеями, как лучше донести до президента свои проблемы. Тем более, что видеообращение самой Бугаевой до конечного адресата, по всей видимости, не дошло.

По крайней мере из администрации главы государства ответили, что оно вновь отправлено в правительство Хакасии.

Погорельцы надеялись вычислить, в какое из пострадавших сел приедет с инспекцией ВВП, чтобы устроить там народный сход.

Многие пострадавшие нервничают, что в ряде населенных пунктов строительство нового жилья не началось вообще, а в других идет слишком медленными темпами.

Кроме того, вызывает сомнения благонадежность строительных фирм, подобранных властями: например, в селе Шира, где за оставшиеся два с небольшим месяца необходимо возвести около 400 домов, уже пришлось поменять генподрядчика.

Хакасия – республика небольшая, и “сарафанное радио” сработало на “ура”.

Хотя для проведения совещания чиновники подобрали таежное село Усть-Бюр, расположенное в 122 километрах от Абакана, расстояние и убитые дороги не стали помехой для страждущих.

Уже с самого утра к селу начали подтягиваться погорельцы со всех концов республики. Особенно много было приезжих из деревни Бей-булук.

“Живем в местном клубе, ничего не строится, губернатор даже ни разу к нам не приезжал!” – перебивая друг друга, кричали Путину местные жители.

“Вы уедете и опять ничего не будет!” – плакала старушка. “Да успокойтесь вы, все у вас будет нормально”, – нервничал губернатор Виктор Зимин.

“Правильные” жители, которые ждали президента около единственного построенного дома, должны были скрасить впечатление от визита.

Они тоже плакали, но только не от безысходности, а от эмоций.

“Я никогда не думала, что увижу вас, Владимир Владимирович, глаза в глаза! Я горжусь вами, своей страной, своей республикой! Большое спасибо, что не оставили нас! ” – скороговоркой проговорила местная учительница.

Женщина призналась, что сразу после пожара испытала жуткую депрессию, но уже на второй день приехал губернатор, и все сразу стало хорошо. Дети погорельцев до конца учебного года получали бесплатное питание в школе, а в ближайшее время отправятся на отдых в Крым.

Впрочем, без проблем не обошлось и в благополучном по сравнению с другими селами Хакасии Усть-Бюре.

Президенту рассказали, что дома, строящиеся по социальным нормам, не учитывают реальный состав семей. Их максимальный размер по решению властей не может превышать 72 кв.м, а среди погорельцев много многодетных.

Кроме того, при проектировании вообще не принимались во внимание дети, взятые жителями под опеку. В результате мать-одиночка с двумя приемышами должна въезжать в помещение площадью 33 кв.м с тесными клетушками, в которых и одной- то не повернуться.

Владимир Путин пообещал исправить эти бюрократические ошибки, тем более, что дополнительная нагрузка для бюджета не так уж высока – 200 млн руб по обеим позициям.

Всего на ликвидацию последствий огненного смерча, восстановление сгоревших сел и выплаты компенсаций пострадавшим правительство РФ выделило 3,8 млрд руб.

Все, чье право на выплаты не вызывало сомнений, деньги уже получили, отрапортовал Зимин. Почти 2 тысячи человек, не имевших документов или регистрации, все еще доказывают свое право на материальную помощь в судах.

По словам губернатора, исход разбирательств скорее всего будет в пользу жителей, но им придется подождать еще месяц, пока решение суда вступит в законную силу.

Что касается таких ситуаций, как у Натальи Бугаевой, то универсального решения у властей пока нет. Скорее всего для владельцев непригодной для проживания недвижимости власти построят порядка 100 социальных домов, которые сдадут в найм погорельцам.

Но уже не к 1 сентября – именно такой срок поставил строителям президент – а на два-три месяца позже.

mk.ru

Фото: kremlin.ru

 

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован