Всеобщее недомогание

95 процентов жителей Земли больны. К такому сенсационному выводу пришли ученые по результатам мирового исследования здоровья людей. Эксперты составили “карту” болезней, а также зафиксировали парадокс: люди стали дольше жить, но при этом больше болеть.

hospital

Исследование, результаты которого опубликованы в авторитетном медицинском журнале The Lancet, сразу назвали шокирующим.

Международная группа ученых, чью работу спонсирует Фонд Билла и Мелинды Гейтс, изучала здоровье жителей 188 стран с 1990 по 2013 год.

Исследование по масштабам беспрецедентное, а выводы — парадоксальные: только у одного из 23 людей на Земле (то есть у 4,3 процента от общего числа землян) нет проблем со здоровьем, остальные так или иначе болеют, пусть и не слишком серьезно.

Второй парадоксальный вывод: около 30 процентов населения мира, а это около 2,3 млрд человек, страдают от пяти и более болезней одновременно, и это не смертельные недуги.

“Огонек” связался с одним из авторов исследования, профессором Тео Восом из Университета Вашингтона (Сиэтл, США). По словам ученого, в первой половине следующего года в свет выйдет следующая часть этого исследования — свежая медицинская статистика сегодня требуется властям всего мира. Ну а пока можно оценить уже имеющиеся данные.

Один из самых любопытных разделов доклада — таблица, позволяющая сравнить, чем болело человечество за время исследований (ученые фиксировали такой показатель, как “годы, прожитые с нетрудоспособностью”).

К примеру, выясняется, что больше всего в мире и в 2013-м, и в 1990-м страдали не от какого-нибудь диабета или астмы, а от… остеохондроза! В тройке лидеров также анемия и клиническая депрессия.

Вообще ученые не обошли вниманием, кажется, ни один из существующих недугов: например, они подсчитали, что количество случаев зубной боли из-за кариеса выросло с 164 млн в 1990-м до более 220 млн в 2013 году.

А, допустим, мигрень вообще вошла в десятку самых “популярных” болезней: если в 1990-м было зафиксировано около 580 млн случаев, то в 2013-м — уже около 850 млн.

У каждой страны или региона, как выяснили исследователи, свои болевые “приоритеты”.

Ну, например, самый актуальный недуг для государств с высоким уровнем дохода — тот самый остеохондроз.

При этом в США на втором месте — депрессия, а на третьем — патологии опорно-двигательного аппарата, а вот в Германии второе место занимает… потеря слуха, третье — боли в шее. В Великобритании — боли в шее на втором месте, а на третьем — травмы в результате падения.

Следом за остеохондрозом в целом по миру идет депрессия: она на первом месте для стран вроде Киргизии, Монголии, Таджикистана, Туркмении, Узбекистана, беспокоит едва ли не всю Латинскую Америку и Африку.

Занятно, что в развитых странах часто встречается Альцгеймер, в Восточной и Центральной Европе — различные недуги, связанные с употреблением алкоголя.

От употребления опиодидов особенно страдают в арабском поясе Северной Африки и на Ближнем Востоке (в Катаре, к примеру, связанные с ними болезни вырвались на первое место).

А вот малярия, СПИД и экзотические шистосомы (опасные паразиты) тревожат в основном “континентальных” африканцев…

Что касается России, то наши проблемы очень схожи с проблемами в других странах Восточной Европы: остеохондроз, депрессия, проблемы со слухом, мигрень и ломота в шее — вот пятерка российских недугов. Никуда не деться и от проблем, вызванных пристрастием к выпивке,— они замыкают российскую “десятку”.

Открытия ученых не исчерпываются одной лишь статистикой: исследователи попытались выявить и тенденции, стоящие за полученными цифрами.

Одно из ключевых наблюдений: показатели смертности во всем мире снижаются, но мы при этом чаще болеем, так как нас стало больше и мы дольше живем.

Фактически медицина достигла наглядных успехов в спасении жизней и борьбе с суперболезнями (благодаря вакцинации, антибиотикам, “сердечным” лекарствам), однако запустила не столь опасные на первый взгляд недуги.

В результате остеохондроз и депрессия приносят человечеству больше проблем, чем диабет, хроническая обструктивная болезнь легких и астма, вместе взятые!

Всего же количество “лет, прожитых с нетрудоспособностью” во всем мире выросло с 537 млн в 1990-м до 764 млн в 2013-м, то есть на 43 процента. По словам профессора Воса, именно на этом и нужно сегодня сосредоточиться: на кону и качество жизни людей, и их эффективность как рабочей силы — болезни ведь дорого обходятся не только тем, кто болеет, но и государствам.

Для России, кстати, это очень актуально: эксперты НИУ ВШЭ, к которым обратился “Огонек”, изучали другой показатель, “годы потерянной потенциальной жизни” (здесь подсчитывается не только время лечения, но и годы, потерянные из-за преждевременной смерти), однако он также обусловлен хроническими заболеваниями.

Так вот этот показатель, отмечают они, напрямую зависит от благополучия государства, расходов на здравоохранение, но есть две страны, для которых зависимость не столь очевидна,— США и Россия. И у них, и у нас при тех деньгах, которые выделяются, можно было бы получить результаты и лучше.

Отечественные специалисты также напоминают, что у каждой болезни своя “цена” (ее еще называют “бременем заболевания”), то есть степень экономического ущерба, который она наносит стране.

Например, очень дороги заболевания опорно-двигательного аппарата, и их раннее выявление приводит к тому, что выигрыш общества в 5-7 раз выше, чем затраты на лечение и выявление

Кирилл ЖУРЕНКОВ

Фото: gettyimages.com

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован