Боец киевского «Беркута» Дмитрий Перинский: «Ухожу в монастырь после этого майдана!»

Не было еще такого, чтобы украинцы боялись родного «Беркута». Ну серьезно. Мне доводилось бывать на многих акциях (в Киеве всегда любили побузить на улицах). Старушки-веселушки приходят обычно с удочками. Они так ловко ими хлещут, что леска попадает под забрало бойца и рассекает лицо в кровь. Девушки берут с собой колготы, засовывают туда камень – и вот готова отличная праща. У мужиков в руках арматура и газовые баллоны – это и так понятно.

euromaidan

«Беркут» обычно просто стоит – долго-долго терпит и лишь потом бросается в атаку. Она бывала жесткой – спору нет. Но это всегда вынужденный шаг. По итогам очередной потасовски народ всегда пожимал плечами: дескать, без обид – каждый делает свое дело.

euromaidan_1

Но нынешний майдан – это другое. Был восьмой день майдана (на Украине митинги начались гораздо раньше, за неделю до погромов). Всем уже скучно. Скоро уезжать – у большинства билеты на обратный поезд (народ прикатил митинговать из Львовской области). Ночевать остались человек 200. Сонно моргают у костров.

Вдруг в четыре утра налетает «Беркут». И начинает крошить майдан. Даже те, кто очень хотел, не могли найти оправдания бойцам спецназа.

На следующий день на площадь вышли более 200 тысяч митингующих.

«ХОТЕЛ НАПИСАТЬ НА ЗАБОРЕ: «НАС ПОДСТАВИЛИ»

В госпиталь МВД отвезли больше 60 человек с проломленными черепами, переломанными ногами. Иду туда. Мимо проходит парень. Невысокий, но видно, что силен. На нем спортивный костюм с надписями «Беркут». В одной руке четки, в другой – глянцевая книга «Жизнь святых».

– Извините, а вы… – кидаюсь к парню.

– А вы? Пресса? – тут же притормозил парень. Светло-зеленые глаза, взгляд прямой, въедливый. – Отлично. Я вот хотел купить баллончик и написать на всех заборах: «Беркут» подставили», но пресса – это даже лучше! Пойдемте.
Ведет меня в отделение. Садимся в мягкие кресла рядом с ординаторской.

Медики смотрят косо.

– Они знают, что я из газеты, – киваю на медперсонал, который уже пытался меня вытурить. – Не боитесь, что донесут вашему командиру?

– Я боюсь только Господа Бога нашего. После всех этих событий собираюсь уйти в монастырь, – парень кивнул на свою книгу. – То есть я и раньше думал, но теперь точно. Так что пусть увольняют, мне все равно. Кто знает правду, тому не страшно.

– Если не боитесь, тогда скажите свое имя.

Мужчина представляется, что называется, по форме: сержант подразделения «Беркут» МВД Украины Дмитрий Перинский. Стаж работы в «Беркуте» – 2 года. Самому – 27 лет. Имеет высшее образование. Не женат.

– И еще напишите, что я был на майдане в субботу.

– Это когда избили студентов? Но зачем вы это сделали?!

euromaidan_2

«МЫ ШЛИ ЗАЩИЩАТЬ СТУДЕНТОВ ОТ НАЦИОНАЛИСТОВ С БИТАМИ»

– Дело было так. Поступила информация, что к этим людям, что протестуют ночью на майдане, идет группа ультрас (агрессивно настроенные футбольные болельщики, как правило, националисты. – Авт.). Идут с битами и цепями. Разгонять майдан. И у нас был приказ: задержать провокаторов, защитить студентов, которых среди протестующих было большинство.

По словам Дмитрия, провокаторы и «Беркут» пришли на майдан почти одновременно, но с разных сторон. Посередине сонно хлопали глазами студенты.

– Эти с цепями быстро соориентировались. И пошли в атаку на нас. Тыкали в нас горящими дровами из костра, махали цепями. И чуть ты в его сторону, а он уже лежит на асфальте. Черную маску сдернул – изображает бедного побитого студента.

– Но реальные студенты рассказывали, что вы отлавливали их по закоулкам. Били женщин…

– Женщин не били. Пишут, что вроде беременная, которую мы избили, умерла в больнице. Наутро все написали: утка! Это все хитрые политические игры. В субботу майдан был уже готов «самораспуститься», и нужна была провокация. Кому-то нужно было нас вытащить на бой, а потом они уже накрутили панику в соцсетях. При этом «Беркут» остался крайним. Слышал между врачами разговоры про нас: не хочу, мол, оперировать этих зверей! Парни боятся надевать костюмы «Беркута» – как вот на мне.

euromaidan_3

– Но госпиталь охраняется.

– Не очень хорошо. Вы же прошли – и другие могут. Из числа тех, кто орет: «Слава Украине! Героям слава!» А кто тут герой – еще надо посмотреть.

– Вы, конечно, уверены, что бойцы «Беркута»?

– Нет. Наши родители. У меня родители живут в деревне. Так им соседи устроили бойкот. Орут матери вслед: «Вырастила зверюгу!» Мама мне звонит, плачет, умоляет бросить эту работу. Да я уже и без нее знаю, что пора бросить. Набожным всегда был, но думал, что добро должно быть с кулаками. Пойду в монахи, хорошо, что еще не женился. Кстати, наши жены – тоже герои.

– Им тоже кричат вслед?

– Их могут убить, а мы не успеем встать на защиту.

– В смысле?!

– Как раз в разгар штурма кабмина на Банковой поступила информация о том, что некая группа людей намерена устроить погром там, где находится общежитие киевского полка «Беркут». Там остались жены и дети моих сослуживцев. А нас не отпускают. Мужики психанули. Требовали не только отпустить их с майдана, но и выдать боевое оружие и гранаты. Причем реальные, а не шумовые. Руководство оценило ситуацию – все требования были выполнены. Но возле общежития воевать не пришлось – «группа людей» так и не пришла. Зато жены впервые за восемь суток поглядели на мужей. В окошко…

euromaidan_4

«ДАЛИ БЫ ПРИКАЗ СТРЕЛЯТЬ – МЫ ПЕРЕШЛИ БЫ К МИТИНГУЮЩИМ»

– Представьте: муж в Киеве, но ты его не видишь восемь суток, – качает головой Дмитрий. – Эти женщины – героини. А вы еще учтите нашу зарплату в 4 тысячи гривен (20 тысяч рублей – даже по украинским меркам это очень мало). И что общага у нас такая, что бомжи живут лучше! И еще такой момент – выдали семье комнату, а потом бац – подселили туда «левого» бойца. Так и живут. Поэтому если кто выходит замуж на спецназовца, то это только по любви. По очень большой любви. Таких женщин надо защищать ценой жизни.

– Которую легко могут отнять митингующие, швырнув вам в голову камень.

– Да мы от голода скорее сдохнем. Вы думаете, нас кормили эти восемь суток, пока мы были в резерве?

– А что такое «в резерве»?

– Это значит, что тебя вызвали «на всякий случай». И ты живешь в автобусе. Не моешься, ничего. Два раза нам приносили сухой паек. Все остальное время сбрасывались по 20 – 30 гривен и отправляли гонца: сало, хлеб, лук купить. Такой у нас рацион. А! Было один раз! Один из замов привез уху. Наварил – и привез нам. Мы ели прямо в автобусе. Слушай, это был лучший момент. Прямо Новый год! У меня видео есть – сейчас…

Дмитрий открывает ноутбук – загружает видео. Да, сидят бойцы – едят, веселятся. Один только недоволен: у него была печеная картошка в фольге (каждому выдали по картошине «под ушицу»), но пока он нагнулся – кто-то украл его картошку и тут же слопал.

– А что там булькает на заднем плане? – уточняю.

– Телик. Парни скинулись – купили диск. Смотрели русский сериал «Апостол».

Если кто помнит, там в главной роли Евгений Миронов. Суть фильма в том, как цинично спецслужбы могут кинуть человека. И на что готов пойти тот, чтобы спасти свою семью. Короче, фильм бойцы выбрали «в духе времени».

– А что мужик вещает? – киваю на экран (там – салон автобуса и боец «Беркута» в центре).

– Это наш замполит, – говорит Дмитрий. – Ну рассказывает про Европу. Что во всех странах, которые вошли в Евросоюз, сразу начались проблемы: баррикады, демонстрации, митинги. То есть, если мы туда войдем, сразу работы прибавится.

– А вы что думаете?

– Да я за то, чтобы моя семья была в порядке – остальное не так важно. И другие вам то же скажут. И за то, чтобы этот майдан закончился и парни могли отдохнуть.

– Отыграться нет желания? На этот раз – накостылять митингующим?

– Слушайте, мы все нормальные люди. Мы не звери. Зачем мне бить детей, женщин? Зачем лупить кого попало? В толпе могут оказаться мои знакомые. Вот если бы руководство отдало приказ «Стрелять в народ», я вам отвечаю – мы бы не выполнили приказ и перешли на сторону митингующих.

kp.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован