Заводы теряют кадры


Warning: mysqli_query(): (HY000/1021): Disk full (/tmp/#sql-temptable-33f-859f-16.MAI); waiting for someone to free some space... (errno: 28 "No space left on device") in /var/www/omvesti.ru/www/wp-includes/wp-db.php on line 2056

Отток кадров с промышленных предприятий продолжается. В октябре был пик таких увольнений, сообщает Институт экономической политики имени Е.Т.Гайдара. Его эксперты зафиксировали эту необычную для России тенденцию. Ведь речь идет не о массовых увольнениях. Люди уходят сами. И как признаются в опросах работодатели, главная причина — низкая оплата труда. Именно по этой причине очень многие вакансии годами остаются открытыми.

not_job

«Прогнозы изменения занятости показывают, что подобная ситуация сохранится и в следующие месяцы. При этом опросы зарегистрировали в октябре самый большой за последние три года «сброс» прогнозов занятости», — говорится в мониторинге института. Его ведет лаборатория конъюнктурных опросов института. Ее заведующий Сергей Цухло пояснил «РГ», что замеры происходят ежемесячно. Работники института проводят опрос руководителей промышленных предприятий, в том числе задают вопрос — количество работников на предприятии выросло, уменьшилось или не поменялось за определенный период.

И, к сожалению, ответ, что число работников уменьшилось, превалирует уже не первый месяц. Но даже у этой неприятной тенденции, оказывается, есть свои плюсы. Как считают в институте им. Гайдара, отток работников с предприятий в условиях стагнации может решить одну из болезненных проблем российской экономики — низкой производительности труда.

Как показывает многолетний мониторинг, с конца 2010 года не более трети промышленных предприятий оценивали фактически сложившуюся у них производительность как низкую («ниже нормы»), что являлось одной из причин слабой мотивированности для ее повышения. Но в октябре 2013 года доля таких оценок выросла до 41 процента. В результате сторонников политики повышения производительности труда в промышленности, похоже, стало больше.

Впрочем, как ранее отмечал «РГ» директор Центра трудовых исследований НИУ «Высшая школа экономики» Владимир Гимпельсон, на нашем рынке труда сформировались такие институты, которые автоматически поддерживают высокую занятость и низкую безработицу ценой низкого качества рабочих мест и смещения занятости в неформальный сектор.

«Наша экономика не создает новые рабочие места в компаниях в нужном объеме. И именно это я бы назвал главной проблемой нашего рынка труда, — говорит Владимир Гимпельсон. — Это имеет разнообразные негативные последствия. Ежегодно ликвидируется рабочих мест в корпоративном секторе больше, чем создается — это демонстрируют данные Росстата».

В итоге службе занятости предложить соискателям особо нечего (пособия низкие, а вакансий мало и они малопривлекательные)». В такой ситуации людям ничего больше не остается, как идти в неформальный сектор экономики. Сколько сейчас людей трудятся в неформальном секторе?

«Существуют разные методики оценки, — продолжает эксперт, — Даже у Росстата есть «вилка»: по одним данным, неформально трудятся 18-20 процентов от всех занятых — порядка 14 миллиона человек. По другим получится примерно 22-24 миллиона. Я бы назвал оценку где-то посередине — примерно четверть от числа всех занятых».

rg.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован