Продовольствие: нацбезопасность, а не просто удовольствие.

Информагентства публикуют данные Росстата, согласно которым в стране в этом году падают темпы роста производства продуктов питания. В январе – мае текущего года по сравнению с тем же периодом прошлого года производство продуктов питания (включая напитки и табак) выросло лишь на 1,2 процента. В течение того же периода прошлого года рост темпов производства составил по сравнению с 2011 годом 6,1 процента. Разница весьма ощутимая. И сразу интересно: чем это может грозить?

Дефицит не обещают

После развала Советского Союза на российские прилавки хлынул поток импортной еды. Народ хватал все без разбора – есть очень хотелось после длительного периода тотального дефицита. А потом – упаковка так и манила своей яркостью после безликой советской тары. Немного позднее мы стали выбирать что-то более качественное из наплыва импортного питания. Но еще в 2009 году специалисты отмечали рост импорта товаров в Россию, в том числе и продовольствия. По некоторым позициям цифры доходили до 40 процентов (а то и выше!) потребляемого объема.

Доля продовольственного импорта меняется постоянно, но без него мы по-прежнему никак не обходимся. А тут еще данные о падении производства продуктов питания. У тех, кто пережил времена тотального дефицита восьмидесятых – девяностых годов, от таких новостей по телу дрожь пробегает и в душу закрадывается неприятный холодок. Вспоминаются хвостатые очереди и реальные “обломы”, когда тот или иной продукт заканчивался у тебя перед носом.

– Думаю, дефицит нам не угрожает, – прокомментировал ситуацию нашей газете директор Института социальной политики Национального исследовательского университета “Высшая школа экономики” Сергей Смирнов. – Что касается падения темпов роста производства продуктов питания, то здесь надо смотреть внимательно: все зависит от отрасли, от региона. Где-то объемы падают, а где-то и растут. Например, некоторые регионы действительно сократили производство мяса (говядины, свинины), но нарастили объемы по курятине и яйцам. Выдавили же мы в свое время собственной курятиной с рынка знаменитые “ножки Буша”. Конечно, в Центральном округе сельскохозяйственное производство задавлено – нет больших площадей.

Но такие отрасли, как птицеводство, существуют и здесь. С объективной точки зрения нельзя же, чтобы вся территория страны была сельскохозяйственной. Это в советские времена сельское хозяйство было на бюджетном содержании, а сегодня оно развивается там, где это экономически выгодно. В каких-то регионах занимаются сельским хозяйством, а где-то строятся и работают заводы, другие объекты. К тому же надо учитывать, что меняются сами рационы. Даже при формировании потребительской корзины мы стали уходить от объемов в сторону полезности пищи. Так что в плане падения объемов или их роста все неоднозначно и до дефицита продуктов дойти, на мой взгляд, никак не должно. Возможен определенный ценовой рост.

Опять рост цен?

О возможном росте цен говорит и другой наш эксперт.

– Происходит то, о чем мы предупреждали, – рассказал корреспонденту “МП” председатель правления Национального союза производителей молока Андрей Даниленко. – С созданием Таможенного союза в стране появилась более дешевая молочная продукция из Белоруссии и Казахстана. Это приводит к падению производства молока в России. В такой ситуации зарубежные производители занимают все более твердые позиции. В итоге может получиться так, что они и цены нам станут диктовать.

Что касается нашей страны, то в этом году, впервые в современной истории Российской Федерации, летом, в так называемый период большого молока, мы ощутили его нехватку. Всегда была проблема: куда летом девать молоко, а в этом году образовался его дефицит. Производителям становится невыгодно заниматься его производством.

По результатам первого квартала текущего года Росстат отмечает снижение поголовья скота. Причем официальные цифры даже ниже, чем те, которыми располагаем мы. В такой ситуации должно включаться государство. Но сегодня молочники не получают от властей четкого сигнала: наращивайте производство, а мы поможем. Как бывает: всегда кто-то умирает, но кто-то и появляется, а в молочной отрасли сейчас никто не появляется, потому что это невыгодно.

Взгляд из Госдумы

Ситуацию с продовольствием в стране мы попросили прокомментировать законодателей.

Депутат Госдумы Вадим Деньгин вынес свой вердикт: просто сама политика в отношении производства в России проводится неправильно.

– Уже не раз наши депутаты выходили с предложением: давайте раздадим(!) земли фермерам, – высказался Вадим Евгеньевич. – Причем именно фермерам, а не кому-то. Но нет, у нас упорно проводится политика, формирующая потребляющую Россию, но никак не производящую. Между тем опыт Советского Союза показывает, что мы в состоянии самостоятельно прокормить всю страну. Однако нет института аграриев, нет толком деревень. Вся жизнь аккумулируется в больших городах, и вот результат: уже Росстат отмечает сокращение производства.

По мнению другого депутата Госдумы, Ильи Пономарева, основная причина сложившейся ситуации – неправильная политика последних лет. Что касается производства на сегодняшний день, то тут, по мнению Ильи Владимировича, дела обстоят действительно не лучшим образом:

– В принципе производственная отрасль всегда была одной из наиболее успешных в России. Даже после распада СССР в стране появлялись новые заводы по изготовлению полуфабрикатов или разных кондитерских изделий. Причем производительность была такая, что до последнего времени мы еще и на экспорт в Западную и Восточную Европу работали. То, что производство в России сокращается, закономерный результат бездумного вступления в ВТО. И это реально экономическая политика нашего государства в последние годы. Зачем это делается – не знаю.

Данные разнятся

По мнению некоторых аналитиков, существует печальный факт: точных данных об объемах отечественной продукции на родном рынке нет. Во-первых, имеет место безотчетное производство (даже в Москве и области), а во-вторых, сами данные у различных ведомств расходятся и иногда… завышаются.

Казалось бы: чего в этом такого, раз есть безотчетное производство, значит, больше продовольствия, всего вдоволь?

Такого изобилия не надо

Безусловно, когда продуктов много – это хорошо. Есть возможность выбора чего-то более качественного, на рынке появляется сбивающая цены конкуренция. Однако есть такое изобилие, которое нормальному изобилию рознь. Вот давеча был сюжет по телевидению про то, как китайцы растят урожай огурцов и прочих овощей поблизости от промышленных предприятий в Екатеринбурге, Челябинске, на берегах самой грязной реки России – Миасса.

Говорят, эти “китайские” огурцы с алюминием выявляли даже в Москве и Санкт-Петербурге под маской луховицких. Местные уральские жители тоже недоумевают и делают определенные выводы: дескать, мы капусту сажаем – она у нас осенью созревает, а китайцы снимают урожай гораздо раньше – значит, усиленно подкармливают лошадиными дозами удобрений.

А ставшее нашим постоянным спутником пальмовое масло? Ведь даже маргарина нынче не найдешь в составе продуктов, не говоря о сливочном масле. Пальмовое – дешевое и неприхотливое в хранении, вот производители и перешли полностью на этот продукт. Эксперты говорят, что некоторые наши производители не трудятся даже обработать это сырье соответствующим образом, и тогда оно остается вообще неудобоваримым.

А качество одно – плохое?

– Мне кажется, сейчас и нет производителей, которых можно назвать лучшими, – заметил глава Общества защиты прав потребителей “ПотребКонтроль” Евгений Козик. – Существуют некие технические условия, при которых создается большинство продуктов. Условия эти может выдумать любой желающий, а вот какие-то общепризнанные стандарты у нас сейчас обходят стороной. Да, есть производители, работающие по старым нормам ГОСТ. Но дело в том, что за отклонение от этих норм, которое может вскрыться только при проверке (о которой производителя предупреждают заранее) выписывается лишь небольшой штраф – и все. А что для комбината по производству, скажем, сыра 40 тысяч рублей? Да ерунда! Так что о качестве продуктов питания говорить ничего хорошего не приходится.

Самое печальное, что подобного мнения придерживаются и в ОЗПП “Общественный контроль” и предлагают убедиться в этом с помощью их сайта. Помимо занимательных отчетов о проверке продуктов питания там есть целый музей “Кунсткамера”, где самые разные продуктовые бренды представлены не в лучшем свете.

Например, в красной банке с гордым названием “Горбуша натуральная” обнаружили рыбные отходы, не имеющие никакого отношения к горбуше. А в соевых батончиках были обнаружены черви, прямо в конфетах.

Отметим, что года полтора назад уже был прецедент, когда те же конфеты скрывали в себе “начинку” в виде ртути. Были в этом “музее” частыми гостями и банки с зеленым горошком. Как вам, например, червячки в банке или когда сама жестяная тара внутри оказалась ржавой? Остается только гадать, как на самом деле производится тот или иной продукт.

Однако глава департамента контроля за пищевым производством Общества промышленников и поставщиков Анатолий Булкин уверяет, что дела на отечественном продовольственном рынке обстоят не так плохо, как это кажется на первый взгляд:

– Большинство заводов сейчас работают под марками мировых производителей и следят за заводами те самые производители. А они имеют и сертификаты качества, и результаты самых различных проверок. Так что претензии со стороны обществ защиты прав потребителей необоснованны.

– Часто на товарах стоят знаки кошерности или халяльности пищи, при этом проверки со стороны религиозных структур тоже воспринимаются производителями в штыки. Так на каких основаниях люди должны верить в то, что какая-то колбаса, хлеб или молоко соответствуют заявленным требованиям? – спрашиваем Анатолия Булкина.

– Если все желающие будут ходить и проверять, то любой завод проходным двором станет. К тому же есть секретные рецептуры, которые могут попытаться выяснить конкуренты под видом проверок. Поэтому все производители и закрыты от посторонних лиц. Есть Роспотребнадзор, который уполномочен приходить с ревизиями. Опять же, есть договоренности с известными производителями. Если этого кому-то мало, может сам выращивать и скот, и зерно и коров доить.

Исходя из таких ответов, можно ли сделать вывод, что рыбные отходы в консервной банке или черви в конфетах являются секретными ингредиентами в тайной рецептуре наших производителей?

Конечно, у людей с хорошим достатком есть возможность питаться разнообразно и качественными продуктами. Для них сокращение производства продуктов питания с возможным ростом цен – дело несерьезное. Им по карману и хлеб стоимостью в 120 рублей за штуку, и фрукты по 400 рублей за кило. Они могут выбрать на продуктовом рынке что покачественней, а если нет отечественного, то спокойно заменить его более дорогим привозным продуктом. Но большинство питаются колбасой по 280 рублей за килограмм. Неужели придется радоваться, что хоть она, слава богу, есть?

old.mospravda.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован