Геннадий Лобанов: «Гармонь – это вторая жена»

Геннадий Лобанов- известный в наших краях гармонист. Он участник различных творческих фестивалей. В его домашнем музее около двадцати инструментов. Гармонь неизменно присутствует в его жизни уже более семидесяти лет. Она была свидетелем и ярких незабываемых событий в жизни гармониста и неоднократно спасала его от неминуемой смерти.

Геннадий Лобанов – коренной житель омутнинской земли. В феврале он отметил 75-летний юбилей. Любовь к гармони перешла к нему по генам от отца – гармониста. Свою первую гармонь он купил в 14 лет на первые заработанные в леспромхозе деньги. Бывало, что в его домашнем музее насчитывалось 27 гармоней. Сейчас их восемнадцать. Геннадий Леонидович помнит судьбу каждого инструмента, потому что с ними связаны и яркие и трагические моменты жизни.

– Есть у меня уникальные гармошечки, – рассказывает Геннадий Леонидович. – Есть гармонь, которая была у стен Рейхстага в Германии. Ее владелец – житель деревни Никишата Верхнекамского района взял с собой гармонь, когда пошел на фронт. Оттуда вернулся без ноги, но гармонь привез обратно. Волею случая эта гармонь оказалась у меня. Как сейчас помню – мне ее в мешке привезли.

Дорога сердцу и гармонь, аналогов которой нет в России. Она уникальна тем, что имеет шесть голосов. А если брать аккордом – то двенадцать. Изобрел эти голоса Семен Иванович Карманов в тридцатых годах прошлого века. Родилась певунья на зоне, куда мастер попал по политстатье и провел там 22 года. Выжил, благодаря гармони. А когда вышел на свободу, омутнинцы- братья Шипицыны (фанаты – гармонисты, аккордеонисты, баянисты) обменяли уникальный инструмент на новый добротный дом, который построили мастеру на улице Урицкого.

Всего у Геннадия Лобанова три гармони, изготовленные руками Семена Ивановича Карманова. Все они попали к мастеру в разное время и в разном состоянии. Иногда даже облитые брагой и перевязанные проволокой, но всегда одинаково голосистые и ценные. Например, за одну из них в Иваново давали 150 тысяч рублей.

У каждой гармони свой звук, свое пение. Есть среди гармошек Геннадия Леонидовича и та, чьи голоса никогда не врут. Она сделана в 1920 году. Волею случая она попала в руки омутнинского гармониста.

С особым трепетом прославленный гармонист вспоминает свое детство и «знакомство» с гармошкой. Тогда известному ныне гармонисту не было и шести лет.

– Отец был гармонист, – рассказывает Геннадий Леонидович, – Но ему не суждено было вернуться с фронта, он погиб. Мать пыталась наладить свою личную жизнь, а меня и младшего брата отправила жить в Реневскую к деду и бабушке. Спустя некоторое время мы вернулись обратно, но мать нас не приняла. Мы с братом пять лет собирали куски хлеба. Жили в шалаше, в землянке, в старом заброшенном доме. Все очистки ели, поля перекапывали, птиц ловили. К матери, которая жила в бане, прибегали воровски.

Геннадий Леонидович вспоминает, что предпоследний отчим был зверски жесток.

– Он придет с работы, увидит, что гармонь не так лежит и давай над нами издеваться, – вспоминает гармонист. – В меня два раза стрелял, в брата – три. Ему ртуть в уши заливал, несколько раз на станции оставлял, чтобы в детский дом забрали. Брат не вынес такой жизни и застрелился. Сестра умерла от голода. А я выжил, думаю, благодаря гармони.

“Солдатам голову кружа, гармошка под накатом бревен была нужней для блиндажа, чем для Германии Бетховен”

Первый инструмент Геннадий Леонидович купил в 14 лет, на первые заработанные деньги. В ярости отчим разбил ее в клочья, за что и поплатился: подросток спустил его в подполье и перевязал толстой проволокой.

Вообще гармонь всегда присутствовала в жизни Геннадия Лобанова. Она не раз отводила смерть от гармониста. Он вспоминает, как будучи школьником, не за партой сидел, а стоял на паперти, рядом с безногим моряком, которого мать привозила на тележке.

– Он пел морские песни, а я за ним ходил, – вспоминает Геннадий Леонидович.- Ему подавали и мне тоже.

За 54 года шоферской работы судьба не раз испытывала гармониста: на целине замерзал, блудил 6 дней в пурге. Чтобы выжить, топил бензин, жег масло, колеса, борта.

– В такие моменты думаешь – 22 года – и вот она, смерть наступает, – вспоминает Геннадий Лобанов. – А снег воет – никуда не уйдешь. И вдруг на меня такой же бедолага нарвался – казах – тракторист на ДТ-54. Он по-русски не понимает, но мы обнялись как два брата. У него сзади на гидравлике бочка была с соляркой. Мы выжили благодаря этой бочке. В Волге тонул, на удмуртских дорогах застревал, ездил на уборку урожая в Саянский район Красноярского края. Гармонь всегда была рядом, придавала силы и вселяла надежду.

– Гармонь для меня – вторая жена, с которой я прошел весь путь, – подытожил Геннадий Леонидович. – Она бередит души. Поэтому мне не жалко, если гармони попадают людям, влюбленным в их пение. Признаюсь – одну я даже завещал. Пусть играют – поминают.

One Response to "Геннадий Лобанов: «Гармонь – это вторая жена»"

  1. вася   2013-05-20 at 20:32

    Удивительный, добрейшей души человек, а как поёт, сочиняет стихи. Жизнь его ох как хорошо потрепала, но несмотря на это, он как был очень хорошим Человеком так им и остаётся до сих пор. Успехов в личной и творческой деятельности, здоровья, продолжайте радовать нас своими выступлениями. Одним словом прославляйте нашу Омутнинскую землю, а то нашим Друж с Балдой этим заняться или некогда или им вообще нет до этого дела.

    Ответить

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован