Просто возместительно

edro_starshinov

В Госдуме разработан законопроект, который, по единодушному мнению экспертов, может стать катастрофой: парламентарии предлагают узаконить ревизию решений иностранных судов и выплату “пострадавшим” от этих решений российским гражданам компенсаций из госказны и за счет отчуждения собственности “провинившихся” государств.

Российские парламентарии, сказавшие новое слово о защите частной собственности в стране (вспомним принятый закон об упрощенном изъятии земель в Москве и Подмосковье), о свободе вероисповедания (вспомним первое чтение закона об оскорблении чувств верующих), добрались наконец-таки до самого судопроизводства. Зрят, так сказать, в корень справедливости.

Два депутата от “Единой России” — Михаил Старшинов и Иршат Фахритдинов вместе с сенатором от той же партии Константином Цыбко — решили, как они сами выражаются, “защитить конституционные права российских граждан, пострадавших от неправосудных решений иностранных судов”. А для этого внести изменения в закон “О компенсации за нарушение права на судопроизводство”, сводящиеся к трем пунктам.

Во-первых, российские лица, чье имущество пострадало из-за решений иностранной Фемиды, могут пожаловаться на это Фемиде российской, запросив компенсацию (спросите, за что? За “нарушение права на рассмотрение дела компетентным судом РФ”).

Во-вторых, компенсация потерь этим лицам производится “за счет средств федерального бюджета”.

И, наконец, в-третьих, чтобы бюджет все-таки не оскудел, права граждан разрешается защищать также за счет имущества иностранного государства (а вы думаете, только у подмосковных дачников что-то отнимают: нет же, скоро и у стран-соседей начнем!..).

— Я не понимаю, почему такое возмущение из-за нашего законопроекта,— поведал “Огоньку” один из его авторов, первый зампред комитета Госдумы по делам национальностей Михаил Старшинов.— Все будто думают, что кто-то на этом законе сможет руки нагреть. А я привык считать, что люди хорошие, поэтому знаю: наши граждане им воспользуются для защиты своих прав.

Чтобы понять, о каких гражданах идет речь, требуется задать старый римский вопрос: кому выгодно? Ясно, например, что простым налогоплательщикам, за счет которых будут выплачиваться компенсации, совсем невыгодно. Зато тем, кто не в ладах с иностранной Фемидой,— выгодно вполне.

Поэтому закон довольно быстро окрестили “вторым ответом” на список Магнитского. Впрочем, радиус поражающей силы депутатской инициативы может оказаться обширнее, а последствия — непредсказуемее. Его жертвой, в частности, рискует стать российский бизнес, а вместе с ним — с трудом взращиваемый ВВП.

— Закон затрагивает сложную тему конкуренции юрисдикций,— считает Сергей Пашин, федеральный судья в отставке, член совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека,— то есть он непосредственно повлияет на те случаи, когда истец-россиянин, рассудив здраво, решает рассматривать свои имущественные споры не в Москве, а, скажем, в Нью-Йорке.

Такое случается сегодня чаще и чаще, потому что люди не доверяют отечественным судам. После принятия закона решения иностранной Фемиды могут быть признаны в России “неправосудными”, то есть фактически все усилия по доказыванию своей правоты на Западе пойдут прахом.

Логика законодателей, на мой взгляд, в том, чтобы заставить всех, в том числе известных бизнесменов, судиться дома. При этом повысить доверие к своим судам довольно сложно, а вот законодательно обесценить решения судов-конкурентов — проще. Мы, к сожалению, идем простым путем.

Сами инициаторы законопроекта считают, что поводом к его разработке стали неоднозначные решения иностранных судов по тяжбам, затрагивающим российские интересы, вроде случая с библиотекой Шнеерсона. То, что проблемные случаи в международной практике бывают, никто не станет отрицать.

Однако бесполезно отрицать и другой факт: любая подобная коллизия требует индивидуального подхода и невозможно изобрести закон, который свел бы всю сложность международных переговоров к механической процедуре. Парламентарии явно не по чину замахиваются.

— Речь идет о сложнейшей отрасли юридической науки — международном частном праве,— поясняет Андрей Федотов, ведущий эксперт Центра правовых и экономических исследований НИУ ВШЭ.— В ней существует множество двусторонних, многосторонних конвенций, соглашений о взаимной правовой помощи…

Понимаете, это механизм с невероятно тонкой настройкой, эдакий правовой суперкомпьютер! И что делают наши законодатели? Они подходят и дают по нему кувалдой — чтобы лучше работал. Вдумайтесь: иностранный суд присуждает россиянина, значащегося в списке Forbes, к выплате соответствующих сумм – сумма компенсируется из российского бюджета, а россияне, платящие налоги, ложатся грудью на брешь, образовавшуюся в казне.

Я за то, чтобы собственность российских граждан была неприкосновенна — как в России, так и за границей. Если мы считаем, что с ее защитой дела обстоят не так хорошо, как хотелось бы,— пожалуйста, давайте вести переговоры, заключать двусторонние соглашения с другими странами, дипломатически разрешать коллизии.

Но нельзя же односторонне распространять режим дипломатической неприкосновенности на новые группы россиян. Нельзя просто так встать и сказать во весь голос: а мы ваше правосудие не признаем! Что же мы тогда услышим в ответ?

Стоит полагать, что ничего хорошего не услышим. Если смотреть на ситуацию с позиций элементарной справедливости, уже понятно, что иностранным державам есть на что обидеться. Предположим: наш предприниматель просит рассмотреть его дело в британском суде, а потом Россия за “неправосудное” решение накладывает арест на какое-либо британское имущество. За что? За то, что Британия оказала нашим гражданам услуги, которые вообще-то должен предоставлять отечественный суд, будь он облечен доверием?..

— Законопроект производит впечатление документа, созданного в связи с конкретной ситуацией, без учета сложившихся в праве общепризнанных принципов и норм,— заключает Ирина Лукьянова, старший научный сотрудник сектора гражданского права, гражданского и арбитражного процесса ИГП РАН.— Он предлагает создать механизм, который позволит практически произвольно изымать имущество иностранных государств, расположенное на территории РФ.

Если представить себе, что подобный закон может быть принят в Казахстане, где находится Байконур, станет понятна вся его абсурдность. Статья 5.6 законопроекта посвящена “применению принципа взаимности в отношениях между государствами”.

В общепринятом понимании этот принцип основывается на взаимном уважении государств. К сожалению, законопроект исходит из взаимной подозрительности в недоброжелательности и недобросовестности. Негативная реакция иностранных государств при таком прочтении Россией правовых норм не заставит себя ждать.

Если закон, ссорящий Россию не с одной Америкой или Западом, а со всем миром, да к тому же обирающий налогоплательщиков и угрожающий экономике страны, доживет до чтений в Думе, станет предельно ясно, на защиту каких граждан сегодня брошено все рвение государственной машины.

Ольга ФИЛИНА

kommersant.ru

One Response to "Просто возместительно"

  1. НКВД   2013-04-15 at 22:33

    То есть сначала господа наворуют в России, выведут деньги за бугор. Затем у них за этим бугром арестовывают наворованное. И “дорогие россияне” им ВОЗМЕЩАЮТ их “убытки”.

    Мат здесь писать нельзя, но я как будто его написал. Такой трёхэтажный, как дом в Рыночном переулке.

    Ответить

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован