Нью-Йорк прожил 36 часов без убийств

Нулевая терпимость, обыски на улицах и жесткий контроль мэра сделали крупнейший город США вдвое безопаснее.

Нью-Йорк пережил день без преступлений — впервые за последние 50 лет в городе не было зафиксировано ни одного убийства, ограбления, случая стрельбы или поножовщины. Российские журналисты, жившие и работавшие в Нью-Йорке многие годы, рассказали «МН», как американской полиции удалось справиться с запредельным уровнем преступности на улицах этого города.

Понедельник, 26 ноября, стал самым спокойным днем в Нью-Йорке за последние полвека — по данным местной полиции, полоса без насилия продлилась 36 часов: с вечера воскресенья до утра понедельника, когда в Бруклине был застрелен 27-летний мужчина. Убийств в восьмимиллионном мегаполисе вообще стало меньше — как сообщил каналу CNN заместитель комиссара нью-йоркской полиции Пол Браун, их число по сравнению с прошлым годом снизилось на 23% и составило всего 366 случаев против 472. В 1990 году в Нью-Йорке было зафиксировано 2245 убийств.

Многие эксперты связывают сокращение количества преступлений с новой программой Stop and frisk policy. В прошлом году нью-йоркские полицейские получили право проверять и обыскивать на улице любого, вызывающего подозрение человека без санкции прокурора или судьи.

Но резкое снижение количества тяжких преступлений началось при мэре Рудольфе Джулиани, управлявшего Нью-Йорком в 1994–2001 годах. В свое время он развернул масштабную борьбу с уличной преступностью. В рамках введенной им программы CompStat в определенных точках города уличная криминальная активность постоянно отслеживалась, а ответственность за ее пресечение возлагалась на районных полицейских начальников.

Первый комиссар, назначенный Джулиани, — Уильям Браттон провозгласил политику «нулевой терпимости к правонарушителям», когда даже за мелкие проступки назначались максимально возможные по закону ограничения и санкции. Всего за два года Браттону удалось сократить уровень тяжких преступлений больше чем на треть, а убийств — почти наполовину.

Полицейский стал звездой Facebook

В среду, 14 ноября, офицер полиции Лоренс Депримо работал на своем посту на Таймс-сквер, когда заметил пожилого босого бродягу, сидящего на земле у дверей магазина. Зайдя на минуту в магазин обуви, офицер вернулся с парой сапог и поставил их перед мужчиной. Этот момент запечатлела туристка из Аризоны — ее пост об этом на официальной странице департамента нью-йоркской полиции в фейсбуке спустя две недели набрал больше 300 тыс. лайков и около 20 тыс. комментариев.

Михаил Идов, главный редактор журнала GQ, с 1992 года живет в США

«Ситуация с преступностью в Нью-Йорке действительно начала меняться к середине 1990-х годов — благодаря усилиям мэра Джулиани, а затем мэра Майкла Блумберга, который удачно продолжил его инициативы. Помню, когда я приехал в Нью-Йорк в конце 1990-х годов, об обстановке в городе можно было судить по четырем районам так называемого Alphabet City, была популярна считалочка: «Дошел до уровня А — будь осторожен, до В — берегись еще сильнее, до С — еще сильнее, и на D тебя ждет смерть». А потом на авеню А и В начали открываться бары. («Алфавитным городом» называют несколько кварталов, расположенных в районах Ист-Вилладж и Нижний Ист-Сайд в Нижнем Манхэттене, вдоль авеню A, B, C и D. — «МН»).

Меня самого в 2000 году ограбили в метро — правда, это случилось в три часа ночи в Бруклине: я ехал в пустом вагоне, ко мне подошел человек, приставил нож к горлу, отобрал деньги и вышел на следующей остановке. Потом я долго отходил от такого жизненного опыта, но раньше считалось, что если с тобой этого ни разу не произошло — ты не настоящий ньюйоркец.

Сейчас число тяжких преступлений идет на спад, с 2 тыс. убийств в 1990 году в этом году Нью-Йорк дошел примерно до 400, и это потрясает — особенно учитывая, что мегаполис увеличился и его этническая диверсификация тоже возросла. Фактически это произошло наперекор тем людям, которые считают, будто преступность обязательно связана с ростом числа мигрантов или национальных меньшинств. Это была просто комбинация экономических обстоятельств и грамотных политических решений. Думаю, при умном руководстве таких результатов можно достичь в любом городе, и в Москве в том числе».

Михаил Таратута, с 1998 по 2000 год был корреспондентом программы «Время» в США, а также автором и ведущим телепрограммы «Америка с Михаилом Таратутой»

«Есть два момента, почему преступность в Америке удалось эффективно сократить с начала 1990-х. Во-первых, это подотчетность. Начальник полиции города обычно назначается мэром, и о работе последнего судят именно по тому, как работает полиция. А во-вторых, в США население очень активно сотрудничает с полицией — там у людей просто иное сознание.

В свое время мне приходилось делать очень много репортажей о работе американской полиции с населением. Они читают лекции в школах по борьбе с оружием и наркотиками, с трудными подростками организуют спортивные лагеря. Для самых запущенных устраивают экскурсии в тюрьму, при этом одевают их соответствующим образом, фотографируют — они проходят все те же процедуры, что заключенные, беседуют с теми из них, кто получил пожизненный срок, и т.д.

Может быть, американская система неидеальна, но по крайней мере она построена на достижении реального результата, а не галочек. И опять же самое главное — население должно решать, хороший руководитель полиции или нет, от этого должна зависеть его судьба и карьера. А если они подотчетны только своим начальникам, как наши… К слову, в США еще нет центральной системы управления, как у нас в МВД, американская полиция — это служба шерифов вне города, а в самом городе работает муниципальная служба, которая подчиняется местному мэру. Так что там все очень локально, приближено к людям, и их влияние на власть заставляет ее работать».

mn.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован