Боевики живут на деньги государства

Основным источником средств для террористического бандподполья в Дагестане стали бюджетные деньги. О том, что боевиков финансирует казна, говорил даже глава республики Магомедсалам Магомедов. Для региона проблема не нова, но о ней впервые с такой прямотой заговорили на высшем уровне.

Традиционный источник средств для бандподполья — бизнес — не развивается в республике, в частности, из-за «налогов» боевикам. Поэтому бизнес кормит бандитов все хуже, и они все чаще облагают данью чиновников. Предприниматели сбегают из республики, а чиновники приспособились: бюджет не свой карман…

Дотации для террористов 

Бюджет Дагестана на 70% состоит из дотаций. И со слов главы региона, часть этих дотаций уходит боевикам в виде своеобразного «налога».

Процедура получения «налогоплательщиками» извещения проста: им подкидывают флешки, на которых записаны видеообращения лидеров незаконных вооруженных формирований. Боевики говорят, что деньги нужны на ведение джихада в Дагестане, а потом предупреждают получателя: если обратитесь в полицию, вам не сдобровать.

И действтительно, мало кто приходит с заявлением в правоохранительные органы, жалуется руководитель пресс-службы дагестанского МВД Вячеслав Гасанов: «Обращаются единицы. А тех, кто предпочитает решать вопрос без участия полицейских, понять, конечно же, можно. Боевики ведь угрожают не только тем, что усугубят его дела в бизнесе, они ведь могут похитить или же убить его родственников».

Вымогательство денег посредством флешек стало в Дагестане модным, говорит Гасанов: «Если раньше деньги на джихад требовали «лесные братья», то теперь появилось много групп, которые прикрываются легендой, что они боевики. Это обыкновенные бандиты и рэкетиры, но без религиозной составляющей».

Бизнес утекает

Приходится либо платить, либо уезжать из республики, рассказывает бывший владелец мебельных цехов Имам Мамедов: «Когда мне пришла флешка от «дербентской группировки», я вначале обратился в полицию. Через неделю взорвали цех. Заявление я забрал, а взрыв мы списали на утечку газа. Требовали у меня два миллиона. Я сказал, чтобы разделили сумму на месяцы. У меня трое детей, рисковать ими я не решился. За деньгами в первый раз пришел молодой парень. Но до этого, как я понял, неделю за мной следили. Я отдал ему, а потом быстро продал свой бизнес и уехал с семьей в Азербайджан».

Многие крупные по местным меркам бизнесмены не сворачивают дела, но бегут сами, рассказал Мамедов: «Те, кто уже десятилетиями на рынке, не хотят ничего менять. Для них легче выплатить сумму. Но они сами уже не живут в Дагестане. Многие перебрались с семьями в ОАЭ и оттуда ведут дела».

Угроза близким родственникам — действенный рычаг давления на «неплательщиков». Например, боевики похитили сына руководителя компании «Сулакэнерго» Нурмагомеда Алиева, отказавшегося платить дань. Сына ему вернулитолько после того, кого как он обратился за помощью к исламскому судье Али-абу Мухаммаду, который имеет вес в так называемом северокавказском джамаате.

До сих пор неизвестна судьба директора крупной дагестанской строительной фирмы «Арси-2» Нурахмеда Магомедова, похищенного в октябре прошлого года. Правоохранители полагают, что к нему поступали предложения о финансировании боевиков, но он отказался.

Руководству Дагестана, если оно хочет развивать бизнес в регионе, надо выработать эффективные меры по борьбе с «лесными налоговиками», считает махачкалинский экономист Шахризат Умарова: «Власти республики сейчас активно сотрудничают с представителями турецкого и китайского бизнес-сообщества. Конечно, эти люди будут тщательно изучать обстановку в Дагестане. Инвесторы на Северном Кавказе работают на особых условиях — если они потеряют свои деньги, то им их государство восстановит. Но это правило на флешки ведь не распространяется».

Умарова уверена, что бизнесмены, у которых лесные вымогают деньги, не будут идти на контакты с правоохранителями, а в качестве примера вспоминает похищение Александра Мисриханова, директора ювелирной сети «Бронницкий» в Дагестане. Его похитили в декабре прошлого года, а вернули спустя пять месяцев. Причем Мисриханов на допросе у следователя повторял одну и ту же фразу: что не знает преступников и мотива похищения и что ни к кому претензий по поводу этого не имеет.

Не заплатил «налоги»  получи гранату

Чиновник из дагестанского правительства на условиях анонимности рассказал PublicPost, что налоги боевикам платят многие главы районов: «Флешки получали, например, бывший глава Гергебильского района Магомед Магомедов. Он отказался платить, и его пытались убить — восемь человек во время взрыва погибло. Также вспомним покойного главу Унцукульского района Казимбека Ахмедова. У него тоже требовали миллионы на джихад, он не заплатил, и его расстреляли вооруженные люди. Ныне действующий глава района тоже получал флешки, но неизвестно о том, как он решал вопрос».

Глава Дагестана озаботился этим вопросом из-за того, что флешки стали присылать и мелким чиновникам, считает источник PublicPost: «Несколько дагестанских министров и глав городов получили в начале сентября флешки. Например, мэр Хасавюрта Сайгидпаша Умаханов. На него было недавно совершено покушение, что говорит о том, что он не стал платить. Магомедсалам Магомедов прекрасно понимает, что невозможно говорить с инвесторами о бизнесе, когда «налоги» в республике собирают боевики, а платят им из и без того дотационного бюджета».
http://publicpost.ru/

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован