Рабы в подсобке: в магазине в Москве незаконно удерживали 12 мигрантов

30 октября в один из продуктовых магазинов на окраине Москвы явились волонтеры, журналисты и приехавшие из-за границы матери двух сотрудниц. В итоге были освобождены 12 граждан Таджикистана, Узбекистана и Казахстана, которые фактически находились в рабстве. Правоохранительные органы отреагировали на эти события неохотно и нелогично.

Многие современные люди из благополучных слоев общества уверены, что рабство — явление, с которым сегодня можно столкнуться только в учебниках истории или в фантастических фильмах. К сожалению, это не так — иначе законодателям не пришлось бы напрямую посвящать рабству статью 127.2 Уголовного кодекса РФ (использование рабского труда). Кроме того, огромное количество статей УК относится к рабству косвенно. Это и статья 126 (похищение человека), и статья 127 (незаконное лишение свободы), и статья 127.1 (торговля людьми).

Дела в отношение рабовладельцев возбуждаются сравнительно нечасто, но регулярно. 2 ноября в Курганской области арестовали фермера и его помощника — по версии следствия, они использовали принудительный труд двух граждан Казахстана. 1 ноября на Кавказе разоблачили банду торговцев детьми. 14 августа в Калмыкии приговорили к условному сроку мужчину, который силой заставлял умственно отсталого человека работать на животноводческой стоянке. В марте в Ростовской области было направлено в суд дело группировки, которая поставляла рабов-россиян на стройплощадки в Абхазию. В тот же месяц в Омской области было возбуждено дело в отношение домовладельца, сделавшего своими рабами двух бомжей. В феврале в Новосибирской области направили в суд дело владельца цеха по лепке пельменей, принуждавшего к труду рабочих-мигрантов.

Но, пожалуй, самым резонансным за последнее время стало дело военнослужащего Андрея Попова. В 2000 году Попов пропал без вести и был объявлен в розыск как дезертир. А в 2011 году солдат пришел в полицию своего родного города Ершов Саратовской области и заявил, что все это время его держали в рабстве на кирпичных заводах в Дагестане. Попов утверждает, что в армии его заставляли строить чьи-то дачи. Однажды владелец очередной дачи, кавказец, опоил его и увез в Дагестан. Там солдат бесплатно трудился вместе с другими бесправными работниками. Сбежать ему удалось лишь с третьей попытки.

Журналисты заинтересовались этой историей, и Попов на какое-то время стал знаменитостью. Его даже свозили в Дагестан побеседовать с владельцами кирпичных заводов. Но тут солдат дал слабину — он не смог внятно повторить все обвинения в лицо бывшим работодателям, растерялся, начал бормотать и оправдываться. Из этого можно было сделать вывод, что Попов выдумал историю о рабстве, чтобы избежать ответственности за дезертирство. На самом же деле он поступил на работу добровольно, трудился в тепличных условиях и в любой момент мог уйти.

Впрочем, рабство — понятие не только уголовное, но и психологическое. Десять лет находясь в неволе, редкий человек не обретет «стокгольмский синдром», не потеряет достоинство, не утратит связь с реальностью и не разучится понимать, какие имеет права. Рабовладелец — необязательно тот, кто круглосуточно стоит над рабом с хрестоматийной плетью. Это тот, кто раз и навсегда добился, чтобы при виде его раб испытывал животный страх и был готов делать все что угодно. Те люди, которые неспособны таким образом измениться, в долгосрочное рабство не попадают: в лучшем случае они находят способ освободиться, в худшем — их убивают за неповиновение.

Но следствие не стало вникать во все эти психологические тонкости. В марте 2012 года Попову дали два года колонии-поселения за дезертирство. В августе он за злостные нарушения порядка был переведен с поселения в колонию общего режима. Но это уже почти никого не заинтересовало — тема перестала быть «горячей», и о Попове все забыли. Владельцы кирпичных заводов никакого наказания не понесли.

Тем не менее нашлись люди, которые заинтересовались темой дагестанского рабства всерьез. Молодежное движение «Альтернатива» в 2012 году начало активно исследовать условия труда на дагестанских предприятиях. В результате 12 октября 2012 года было объявлено об освобождении пятерых человек — двух девушек и троих мужчин. Девушек рабовладельцы заставляли заниматься проституцией, мужчины трудились на заводе. Рабочий день на заводе длился с 5:30 до 22 часов, каждый вечер мужчинам выдавали по 100 граммов спирта. Спали они по шесть человек в комнатах площадью четыре квадратных метра. «Как туда попадают? Стандартный вариант — на вокзале к людям подходят ребята или девушки и долго общаются и предлагают помочь с работой, говорят, что много заработают, покупаются на море и поедят фруктов! После их сажают на автобус, и они приезжают в Дагестан, где им сообщают, что за них заплатили деньги, и их они должны отработать», — рассказывается в отчете «Альтернативы».

Без «стокгольмского синдрома» не обошлось и здесь. Некий Олег из Самары сначала обратился к «Альтернативе» за помощью, а затем, когда за ним приехали, отказался уезжать. Мужчина пояснил, что все обдумал и счел свою жизнь не такой уж и плохой. У него есть еда и место для сна, недавно он даже смог отметить день рождения и купить новый чайник. Кстати, эта позиция полностью совпадает с мнением рабовладельцев. «Шоком для меня стало отношение владельцев кирпичных заводов к рабочим, они и правда думают, что они благодетели! Поскольку заявили мне, что 16-часовой рабочий день — это нормально и что за это они кормят их и вечером дают спирт!» — делится впечатлениями один из членов «Альтернативы».

Вскоре после того, как «Альтернатива» занялась освобождением рабов в Дагестане, к члену движения Олегу Мельникову обратились две женщины — уроженки Казахстана и Узбекистана. Они рассказали, что шесть лет назад их дочери 14 и 16 лет уехали на заработки в Москву и с тех пор о них никто не слышал. Женщины имели все основания считать, что девушек держат в рабстве, и попросили Мельникова о помощи.

В ходе поиска девушек «Альтернатива» вышла на неприметный магазин «Продукты», расположенный в жилом доме на Новосибирской улице в районе Гольяново. Этим магазином владеет семейная пара из Казахстана — Жансулу Истанбекова и Сакен Муздыбаев. Как утверждают в «Альтернативе», фактически весь штат заведения состоял из подневольных сотрудников — девяти женщин и троих мужчин. У них отняли паспорта и не платили деньги. В магазине широко практиковались физические наказания — сотрудников били трубкой от фольги и ключами на веревке. Одной женщине три года назад выбили зубы. А самым изощренным наказанием было переламывание пальцев. Впоследствии кости срастались как попало, и пальцы становились кривыми. Наконец, многих сотрудников никогда не выпускали на улицу. Одна женщина утверждает, что провела взаперти десять лет.

По утверждению сотрудников магазина, нескольких человек Истанбекова и Муздыбаев замучили насмерть. Так, у одной девушки якобы болело сердце, но ее заставляли активно работать, пока она не умерла.

Нередко у рабынь рождались дети — некоторые женщины добровольно сожительствовали с «товарищами по несчастью», некоторых насиловали. Часто детей отнимали у матерей, мотивируя это тем, что они мешают работе. Сначала женщине говорили, что ребенка для его же пользы отправят на родину, а спустя некоторое время извещали, что он погиб. Куда в итоге делись все эти дети, остается неизвестным. Некоторые дети оставались в магазине, там продолжали жить даже дети женщины, которая сбежала некоторое время назад.

Положение части сотрудников «Продуктов» трудно точно определить. Например, 18-летний Рахимжан Балкибеков утверждает, что содержался в рабских условиях, хотя приходится хозяину племянником. В то же время другие рабы говорят, что родственники хозяев являлись скорее надсмотрщиками. Лукавит Балкибеков или же дядя его действительно за что-то невзлюбил? На этот вопрос трудно ответить. А 36-летний Сейлхан Дарибаев признается, что, в отличие от других сотрудников, получал зарплату и не подвергался издевательствам. Он работал водителем и пользовался немалой свободой. Но совсем вольно обращаться с хозяевами все-таки не мог — в магазине на рабских условиях содержалась его 26-летняя жена Лейла Аширова.

Кстати, Аширова один раз сбежала из магазина. Зная, что в ОВД «Гольяново» (бывшее отделение полиции номер 140) ее выдадут хозяевам, она обратилась в другое отделение. «Но они меня все равно в 140 отделение привезли, там будут разбираться, сказали. Туда хозяйка пришла. Детьми своими клялась, что отпустит, зарплату отдаст. Начальник там в отделении, азербайджанец Насим, сказал, что билеты мне уже готовы, чтобы я другое заявление написала, что претензий не имею. И я написала, поверила. И мы в машину сели и в магазин обратно приехали», — вспоминает женщина. Впрочем, отметим: по данным открытых источников, ОВД «Гольяново» возглавляет Николай Гришин. Люди с именем Насим в списке руководства отделения не упоминаются.

Хозяева магазина были настолько уверены, что в чужом городе рабам никто не поможет, что с рабочими целями выдали одной из женщин мобильный телефон. Именно его номер каким-то образом смогли раздобыть матери двух девушек и активисты «Альтернативы». Они договорились, что 30 октября придут освобождать весь персонал магазина. Женщин предупредили, что людей, которые ворвутся в магазин, не надо бояться. На акцию пригласили журналистов и представителя Ассоциации поддержки женщин-иммигранток.

Преодолевая активное сопротивление хозяев и их родственников, сотрудников магазина выпустили на улицу. Увидев, что дело плохо, хозяйка вывела через черный ход и увезла на машине троих детей и 14-летнюю девочку-подростка (двое из них остались в магазине после побега матери, а двое принадлежали освобождаемым женщинам).

Освобожденных и освободителей примерно десять часов продержали в ОВД. Не обошлось без потерь — одной девушке стало плохо, но по дороге ее перехватила посланница хозяев. Затем девушка все-таки вернулась к «Альтернативе» и рассказала, где держат двоих увезенных детей. Их вскоре вернули матерям. Где находятся дети сбежавшей женщины, остается неизвестным.

После разбирательства освобожденных временно разместили в офисе «Альтернативы». Возле магазина на ночь было выставлено дежурство, и, как оказалось, не зря — двое родственников хозяев попытались проникнуть в помещение. По мнению волонтеров, они собирались уничтожить улики.

Правоохранительные органы отреагировали на произошедшее очень странно. Сначала внимание было акцентировано почему-то не на освобождении рабов, а на том, что хозяйка увезла детей. Было объявлено о похищении несовершеннолетних, в городе ввели план «Перехват». Затем, когда все разъяснилось, полиция радостно опровергла информацию о похищении и походя добавила, что в магазине задержаны 12 мигрантов-нелегалов.

Так бы все и затихло, если бы «Альтернатива» и журналисты не запаслись огромным количеством видеозаписей и не выяснили множество подробностей. Некоторые материалы балансируют на грани — например, одна из освобожденных женщин утверждает, что ее пятилетнюю дочь сделали донором спинномозговой жидкости «для какого-то старика». В итоге девочка стала плохо ходить. Хозяйка магазина объясняет это рахитом.

На фоне широкого резонанса Следственный комитет 1 ноября был вынужден объявить, что проведет проверку фактов, изложенных в СМИ. Проверить обещают все, вплоть до жалобы на донорство. Впрочем, в СК подчеркивают: «Имея возможность (…) сообщить в правоохранительные органы о незаконном лишении их свободы, женщины не стали этого делать. В ходе осмотра установлено, что в магазине отсутствует подвальное помещение, где, по утверждению заявителей, их незаконно удерживали». О возбуждении уголовного дела и задержании владельцев магазина речь пока не идет.

Можно понять, почему правоохранительные органы относятся к этому делу без особого энтузиазма. Если создать прецедент — вполне вероятно, что общественность потребует взяться за проблему всерьез. И тогда всем следователям Москвы придется в ближайшие годы заниматься исключительно распутыванием тонкостей взаимоотношений сомнительных работодателей и сотрудников-нелегалов. А это, как говорилось выше, действительно очень трудно, потому что находившийся в рабстве человек не всегда отчетливо понимает, что такое рабство. И даже не всегда готов променять рабство на свободу — особенно когда неожиданно осознает, что свобода означает не только отсутствие побоев, но и потерю крыши над головой, еды и защиты от Федеральной миграционной службы.

lenta.ru

Другие подробности, фото и видео здесь

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован