Оперативник с пистолетом – не врач и не воспитатель

То, что у нас ФСКН занимается борьбой с наркоманией – государственная и общественная нелепость.

Законопроект, разработанный Федеральной службой по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) и представленный в Общественной палате, вызвал даже не критику экспертов, а возмущение. И правильно. Только общественность критикует ФСКН, не осознавая, что ругает ее за дела, которыми она заниматься не обязана, которыми должны заниматься другие ведомства. Нелепость еще в том, что неизвестно: понимает ли сама ФСКН, что занимается тем, чем ей не положено заниматься по названию. В общем, все как всегда.

Но если отвлечься от конкретного документа, то чувства авторов законопроекта понять можно. Он обставлен словами вроде “медико-социальная реабилитация”, “побуждение” к таковой, “комплекс правовых и организационных мероприятий, направленных на создание дополнительных стимулов”. Грубая же суть в том, что нам предлагают отныне считать наркозависимость не болезнью, как определено Всемирной организацией здравоохранения, а уголовным преступлением. С наказанием в два года лишения свободы. Не сразу, а если попался повторно – в течение одного года. “Систематическое употребление”. Первый раз – административное наказание в виде штрафа, второй раз – срок заключения.

Значит, начнется охота за наркошами? На пустырях, в подвалах будут отлавливать? Или в “сотрудничестве” с врачами? Сейчас клиники не информируют силовые структуры о больных, пришедших к ним лечиться. Теперь – будут? Выписался человек, к нему пришли и выписали штраф. После второго раза – суд и колючая проволока. Но дело в том, что большинство наркоманов, вышедших из клиник, попадают туда снова уже через несколько недель или месяцев. Срываются. Врачи снимают “ломки”, физиологическую зависимость.

А болезнь наркомания – зависимость психологическая, и лекарства от нее нет. Человек должен сам бороться с собой. У абсолютного большинства – не получается. И больной снова честно идет к врачам. Он хочет вылечиться! Одни и те же лица обращаются за помощью несколько раз за год. “Согласно клинической статистике, практически каждый из этого миллиона (обратившихся в больницы) ежегодно госпитализировался от 5 до 12 раз”, – подтверждает и сам директор ФСКН генерал Виктор Иванов.

А им вместо помощи – этап на зону?

Значит, наркозависимые перестанут обращаться в государственные больницы. Частным клиникам официально запрещено лечить наркоманов, они носят вывески клиник по РЕАБИЛИТАЦИИ. Ни для кого не секрет, однако, что лечат. При этом в ФСКН давать информацию о больных не обязаны. Значит, пациентов у них станет больше, увеличатся и доходы. Впрочем, абсолютное большинство туда не пойдет – денег нет.

В законопроекте говорится о принудительном лечении. По отношению к наркоманам это бессмысленно. Люди ДОБРОВОЛЬНО, всей душой желая избавиться от роковой зависимости, и то, чаще всего, не могут вылечиться. А мы думаем, что вылечим их принудительно…

Наконец, в стране нет сети клиник для такого количества пациентов. “У нас большие проблемы с инфраструктурой. Прежде чем отправлять людей на лечение, нужно понять, куда”, – говорит заместитель председателя комитета Госдумы по охране здоровья Татьяна Яковлева.

Да и с зонами не просто – попробуйте посадить 5 миллионов.

Эту цифру назвал глава ФСКН генерал Виктор Иванов: “Количество регулярных наркопотребителей составляет порядка 5 миллионов человек”.

Его заявление можно считать некоторым успехом, победой реальности. Цифры имеют огромное значение. Автор этих строк в течение многих лет в статьях и книгах объяснял, что счет наркоманов у нас идет на многие миллионы – до 6 миллионов. Как минимум. А официальные структуры преподносили россиянам официальную благостную статистику. И вот – подтверждение от ФСКН.

Разберемся, откуда 6 миллионов и почему как минимум.

По докладу ООН 2009 года, Россия потребляет пятую часть от всемирного объема производства героина – в 3,5 раза больше, чем США и Канада, вместе взятые, и почти в два раза больше, чем Китай. Притом что количество населения несопоставимо с США и Канадой, тем более – с Китаем.

Президент России Д. А. Медведев на заседании Госсовета говорил, что на 1 января 2011 года в стране зарегистрировано 650 тысяч наркоманов, а по экспертным оценкам, то есть в реальности – 2,5 миллиона. Однако эти данные сильно занижены. Потому что наши экспертные оценки отличаются от принятых международных.

Опорная цифра здесь – количество зарегистрированных наркоманов. 650 тысяч.

Далее начинаются расчеты. Международная практика показывает, что для получения реальной картины количество зарегистрированных надо умножать на 5 или на 7. Однако для России, считают некоторые эксперты, релевантен поправочный коэффициент 10. Иными словами, 6,5 миллиона?

Страшная цифра. Посчитаем, из чего она складывается. Сколько у нас беспризорных и безнадзорных детей? По данным МВД, в России более 700 тысяч сирот, 2 миллиона подростков неграмотны, более 6 миллионов находятся в социально неблагоприятных условиях, наркотики употребляют 4 миллиона детей от 11 лет и старше.

Точное количество беспризорников никому не известно. Счет идет на миллионы. Маленькие бродяжки сплошь и рядом пробавляются наркотой. И не обращаются в лечебные учреждения, то есть нигде не зарегистрированы.

По темпам роста ВИЧ-инфицированных Россия и Украина занимают первое место в мире. В России зарегистрировано 500 тысяч зараженных СПИДом. При введении поправочного коэффициента 5 получаем 2,5 миллиона. Более половины из них заражаются при инъекциях наркотиков. Прибавьте к ним более 1 миллиона зараженных вирусным гепатитом B и 5 миллионов – гепатитом C; многие из них заражаются опять же при внутривенном вливании наркоты.

Сопоставление всех этих данных заставляет серьезно задуматься об исходных цифрах и реальном количестве наркобольных в стране.

Отсюда и смертность. “Уровень заболеваемости наркоманией среди молодежи в 2,5 раза выше, чем у взрослых, – докладывал министр внутренних дел Рашид Нургалиев. – Смертность от употребления наркотиков в сравнении с восьмидесятыми годами в целом увеличилась в 12 раз, а среди несовершеннолетних – в 42 раза”.

А вот шокирующее заявление директора ФСКН Виктора Иванова (март 2011 года): “В России наступил наркотический апокалипсис. Ежегодно от наркотиков умирает более 100 тысяч человек. Все они не доживают до 30 лет”.

Сто тысяч молодых людей, по сути, только вступающих в жизнь. Каждый год. Словно косой выкашивает.

Демографическая ситуация в России тяжелейшая. В стране сокращается население. А количество наркоманов возрастает. Чиновники, врачи, учителя найдутся, слава богу. Кто будет работать на производстве? Кто будет платить налоги? На что содержать школы, больницы, государственный аппарат? Вполне возможно, сегодняшние экономические проблемы покажутся нам цветочками.

Но даже и экономическая ситуация к тому времени не будет иметь особого значения. В конце концов, позовем мигрантов.

В будущем речь пойдет о другом. 6,5 миллиона наркоманов составляют 4,5 процента населения. По международным медицинским расчетам, если количество наркоманов в этносе превысит 7 процентов, начнется процесс вырождения нации.

Вот почему с самого начала я написал, что чувства авторов законопроекта можно понять.

“Практически из миллиона обратившихся в государственные и частные наркологические центры лишь 2 процента успешно возвращаются к нормальной жизни, 2 процента вышли в устойчивую ремиссию”, – говорил Виктор Иванов.

В его словах – неприкрытая безнадежность. Он устал, Иванов, он не знает, что делать, не видит выхода. И поскольку солдат, человек служивый, и система его силовая – естественно, предлагает силовые методы, репрессивные.

Что делать с нынешними наркоманами – мы ведь тоже не знаем. Знаем лишь: заниматься надо, прежде всего, сегодняшними подростками – воспитывать их, чтобы они не пополняли армию наркоманов. И это уже не сфера деятельности ФСКН.

Более того, генерал Иванов и его служба абсолютно ни при чем применительно к данной теме! Генерал Иванов и его служба не имеют никакого отношения к данному законопроекту! Точнее – не должны иметь никакого отношения. Это вообще не дело ФСКН.

Для примера. У нас есть Центр мониторинга земель и есть Центр мониторинга Земли. То есть агрономы и специалисты по земельному кадастру не занимаются наблюдениями за планетой Земля из космоса. И наоборот.

Точно так же наркомания и наркобизнес. Борьба с наркоманией и борьба с наркобизнесом – РАЗНЫЕ СФЕРЫ. Ведомство Иванова называется – служба по контролю за ОБОРОТОМ наркотиков. Это – спецслужба по борьбе с наркомафией. Дело ФСКН – ловить и сажать.

Почему у нас борьбу с наркоманией, то есть с болезнью – наркозависимостью – нагрузили на репрессивные органы? Почему генерал спецслужбы вынужден рассуждать про “ремиссию” и “медико-социальную реабилитацию”?

После чего эксперты возмущаются Ивановым и ФСКН – плохой законопроект разработали. Не задумываясь, что это не их дело, не их обязанность, не их образ действия и не их образ мысли – в конце концов.

Изначально в систему была заложена глупость – и на выходе теперь имеем нелепость. А общественность критикует, толком не осознавая, что критикует. Все при деле.

mospravda.ru

Фото с сайта preobrinfo.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован