Пенсионная реформа подталкивает страну к Беловежским соглашениям-2

Во что может вылиться недовольство социальной политикой правительства

Россияне не смирились с пенсионной реформой, однако протестный потенциал против нее значительно снизился.

Согласно данным исследования Левада-центра, если в августе протестовать против повышения пенсионного возраста были готовы 53% граждан, то в сентябре — только 35%.

Одновременно соцопрос показал, что телеобращение президента страны к народу 29 августа с разъяснениями ухудшило отношение к главе государства: об этом заявили 34% опрошенных против 7%, кто поверил доводам Владимира Путина. 40% россиян полагают приведенные президентом доводы неубедительными и не меняющими суть пенсионной реформы.

Тем не менее на массовости протестов это практически не отразилось. Возможно, общее несогласие с пенсионной реформой изначально имело слабый ресурс для открытых форм недовольства.

Во-первых, молодежь слабо представляла себе, против чего необходимо протестовать. В условиях, когда за последнее десятилетие параметры пенсионной системы менялись несколько раз, сложно поверить, что нынешние предложения правительства сохранятся через 30−40 лет.

Во-вторых, людям предпенсионного возраста сразу пообещали, что реформа растянется по времени, и они успеют выйти на заслуженный отдых на прежних условиях.

Руководитель отдела социокультурных исследований Левада-центра Алексей Левинсон полагает, что снижение протестной активности россиян может вылиться в непредсказуемые последствия:

— Сейчас россияне разочаровались в протестах, как средстве оказания давления на власти. Люди будто поняли, что приходи на митинги или не приходи — всё равно ничего не добьешься.

Общество усвоило урок протестов августа. Однако в целом наши опросы показывают, что среди граждан наблюдается меньшая удовлетворенность ситуацией в стране, властью. Протест в определенной степени становится внутренним.

При этом в отдельных точках, где будут обостряться проблемы и противоречия, могут произойти и различные эксцессы. Но это там, где, например, зимой замерзнет полгорода.

«СП»: — Чем могут обернуться такие эксцессы?

— Это протесты более резкого и решительного характера, чем митинги и шествия. Обычно они обращены к властям конкретного города или к руководству конкретного предприятия. Это могут быть локальные протесты в защиту района, двора, леса. Возможны также забастовки на предприятиях.

Важно понимать, что когда люди протестуют по конкретным поводам, они сразу вспоминают и про более общие обиды, такие как пенсионная реформа.

«СП»: — Была ли большой социальная база протеста именно против пенсионной реформы?

— Для людей предпенсионного возраста это очень болезненная тема. Граждане старше 50 лет острее всех реагируют на повышение пенсионного возраста. Но они не склонны к открытому протесту, так как видят его бессмысленность. В то же время в этом возрастном слое скопилось большое недовольство, и это показывают наши опросы.

— Люди поняли, что протест не даст ожидаемого эффекта, — говорит директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлёв.

— Однако пока ещё полностью не лишились надежды. Были ожидания от недавно прошедших губернаторских выборов, в некоторых регионах, желая что-то изменить, граждане проголосовали не за кандидатов от «Единой России», а за членов КПРФ и ЛДПР. Но скоро и эта надежда на региональные выборы исчезнет.

Если люди окончательно убедятся, что от них мало что зависит, — будет самое страшное, так как это нарушение общественного договора. Хуже нет, когда люди осознают, что они отдельно, а власть отдельно. Даже хорошо для власти, когда граждане выходят на улицы: выпустили пар и — пошли домой.

Я больше всего боюсь, что наступит такой момент, когда граждане скажут «вы там решайте свои вопросы сами». Если такая ситуация возникает, то после этого очень легко провести какую-нибудь новую «Беловежскую пущу».

«СП»: — Не исключено, что в регионах люди просто давно привыкли еле сводить концы с концами, много работать и при этом брать микрокредиты до получки.

— К сожалению, люди смирились с плохой жизнью. Но в случае с пенсионной реформой есть один очень важный аспект. Главная ошибка правительства вовсе не в том, что людей хотят заставить работать лишние пять лет, как раз по этому поводу нам уже попытались объяснить, что нет другого пути.

Беда в том, что правительство решило проводить реформу, изначально не посоветовавшись с народом. Никто не стал объяснять людям, что, мол, у нас плохая ситуация в экономике, давайте советоваться, как выходить из положения. Просто объявили, что поднимут пенсионный возраст, а когда протесты уже начались, стали искать какие-то аргументы.

«СП»: — Станет ли для правительства пенсионная реформа, точнее, реакция на нее, поводом принимать другие непопулярные меры без оглядки на общественное мнение?

— Люди будут протестовать, если власти будут принимать другие подобные решения. Пока по той же схеме «пошумели — разошлись». Но главный вопрос в том, когда руководство страны начнет ставить заслон перед экономическим блоком правительства.

Для экономического блока нормально требовать больше и ничего не предлагать взамен. Экономисты просто не занимаются другими вопросами государственного управления. Они будут приходить к президенту и с чисто бухгалтерской логикой предлагать повысить акцизы, НДС, НДФЛ и так далее.

И вопрос, хватит ли у власти элементарных ресурсов найти альтернативу таким мерам. Этих ресурсов, на самом деле, не так много.

Как отреагирует народ на новые непопулярные меры? У людей после каждого такого решения остается осадок. Весь вопрос в том, сколько этого осадка должно быть, чтобы ситуация в стране стала неуправляемой.

svpressa.ru

Фото: zumapress.com

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован