«Заполтос» — возраст, когда остается лишь собирать камни

Личный опыт: как с оглядкой на пенсионную реформу устроиться на работу тем, кому перевалило за 50

Перефразируем привычное: что финну хорошо, а русскому плохо — относительно возраста. В Финляндии пенсионер едва ли не национальное достояние. По крайней мере, в рамках отдельно взятой семьи.

У дедушки там, помимо очень приличной пенсии (в евро, разумеется), есть еще целый перечень льгот — оплата за жилье, электричество, газ идут по минимальному тарифу для всей семьи. Плюс — социальные выплаты, бесплатная парковка авто, на дедушку зарегистрированного.

«Спасибо, что живой», — говорят финны престарелым родственникам, которые своим присутствием компенсируют налоговые расходы. Неудивительно, что Финляндия является страной долгожителей — пенсионеры там на вес золота, не смотря на то, что правительство несет большие расходы на их содержание и всякий раз пытается продлить пенсионный возраст.

В российской семье обычный пенсионер — большая обуза. Капающие на карту «Мир» от «Сбербанка» ежемесячные выплаты, которые большей частью не превышают и 20 тысяч рублей (минимальной зафиксированной пенсией считается 4,6 тысяч), прибавкой к семейному бюджету считать можно с большой натяжкой.

И если в Мурманске пенсия составляет 16 тысяч, в Москве 12,5, то в регионах эти суммы пенсионных выплат еще ниже. Понятно, что с такими «деньжищами» на Канары не поездишь, тут не до жиру — быть бы живу.

И отпахавший хоть на сталелитейном заводе, хоть на угольной шахте или даже в засекреченном НИИ пенсионер будет получать сумму, так скажем, несопоставимую с уровнем реальных расходов на существование. Тут, как говорится, на хлебушек бы хватило.

В старой французской сказке про лягушек, упавших в кувшин со сливками, выжила именно та, которая упорно продолжала шевелить лапками, пока не взбила масло и сумела спастись, оттолкнувшись от тверди.

В нашем случае такой возможности не представляется — человеку в возрасте (так тактично назовем пенсионеров) устроиться на работу зачастую просто нереально. И если вам уже за пятьдесят, «заполтос», как говорится, то вариантов для продолжения трудовой деятельности нет практически никаких.

От строк «Песни о Родине» Василия Лебедева-Кумача, сочиненных еще в 1935 году: «Молодым у нас везде дорога, старикам у нас везде почет», — осталась только первая часть, про молодых и ретивых. Ветеранам место в трудовом строю нынче не предусмотрено.

В старозаветные, или, как называлось, — в советские времена, трудовая деятельность любого гражданина начиналась либо от института, либо от профтехучилища, либо от обучения непосредственно на предприятии.

Дальнейшая карьера зависела от желания или потенциальных возможностей каждого человека (связи и протекция, естественно, тоже имели значение). Но гарантированный труд, или, так скажем, рабочее место, были обеспечены и академику, и фрезеровщику.

И «тарабанить» там полагалось до возраста в 60 лет для мужчин и 55 лет для женщин — по состоянию на 1991 год. Потом отдел кадров, выдача пенсионного удостоверения и — заслуженный отдых.

Кто-то продолжал трудовую деятельность, кто-то «забивал козла» во дворе с такими же пенсионерами, кто-то на дачных грядках выращивал клубнику или огурцы с картошкой.

Есть такое понятие, как «усталость металла», который по научному определению подразумевает процесс постепенного накопления повреждений под действием переменных напряжений, приводящий к изменению его свойств, образованию трещин, их развитию и разрушению материала.

Человек, в силу возраста, тоже подвержен достижению подобной «усталости», но еще «есть порох в пороховницах, а ягоды — в ягодицах». И способен вести активную трудовую деятельность, пусть даже в качестве наставника или высококлассного специалиста.

И если, скажем, управлять самолетом в возрасте «заполтос», а уж тем более — после 60 лет нецелесообразно, да и небезопасно (сердце, давление, сахар в крови), то «наземная» деятельность в обеспечении аэродромных служб вполне приемлема. Но как на такую работу устроиться?

В качестве эксперимента попробовал устроиться на работу, воспользовавшись базой данных в сети Интернет. В тех же авиакомпаниях запрос на должность бортпроводника, на которых, вроде как и есть спрос, отклонили. Метрополитен поблагодарил за звонок, но тоже отказал в приеме на работу.

Позвонил в один из крупных «сетевиков» — отшили. Автобусные и троллейбусные парки, несмотря на опыт вождения, тоже оказались безразличны ко мне.

Плюнув на гордость, обратился в соседний магазин: продавцом, ну или экспедитором влзьмете? Но там тоже отказали. Причина — в заявке на предполагаемую должность в графе «возраст» указывал, что уже более пятидесяти лет. Тут же тактичный отказ.

Даже «Почта России», которая предлагала разносить по почтовым ящикам рекламные объявления, призадумалась. А одна из работниц этой организации откровенно призналась, что «у нас тут десяток представителей среднеазиатских республик в очереди — бегают без устали».

В общем, устроиться на работу так и не удалось. Даже податься в дворники не получилось — возраст, плюс московская прописка… А, значит, нужна «белая» зарплата, плюс пакет соцакций.

Наиболее приемлемым мог показаться вариант с работой в такси — там никаких обязательств, но ты либо берешь в аренду автомобиль, за который выплачиваешь определенную сумму, либо «бомбишь» по заказам на своей машине, отдавая процент по полученным заказам.

Резюмируем — пенсия в России еще не является гарантией спокойного отдыха, когда можно «у тихой речки отдохнуть». До нее еще и дожить (дотянуть) надо, выкладываясь на производстве теперь, как осторожно предлагает охваченное реформаторским зудом правительство России, даже не до 60, а до 65.

Вроде и не велик срок — в тех же США тоже 65 лет до пенсиона. В Великобритании — 68, в Японии — аж 70 лет трудового возраста. Но, как говорится, есть нюансы. И главный из них — возможность устроиться на работу в таком возрасте, пусть это даже хотя бы разносить почту.

Старая армейская шутка — как удержать лейтенанта на службе, майора в семье, а полковника выгнать на пенсию? — сегодня сохранила свою актуальность и в гражданской жизни. Те же полковники в армии держатся даже за майорские должности, лишь бы остаться в «боевом строю» и регулярно получать денежное довольствие, надбавки за звание и выслугу лет.

И лейтенанты сейчас служат с большей охотой — зарплата на уровне менеджера среднего звена, служебная квартира с перспективой получения своей в собственность. Туговато майорам, которые уже дорожат семьей, а пробиться наверх не у всех получается — там полковники плотно сидят, а снизу лейтенанты подпирают.

В общем, в армии как в стране — и безработицы вроде как нет, но и перспектива спокойной старости в должности завсклада или товароведа не у всех складывается.

Возрастные работники никому не нужны. И это при том, что теперь им придется самим находить место для продолжения трудового стажа, который предполагается увеличить еще как минимум на 5 лет.

Куда теперь русскому мужику в возрасте «за пятьдесят» податься? И радует ли их тот факт, что средняя продолжительность жизни в стране увеличилась?

Лозунг: «Работу давай!», становится все более актуальным для людей, которые хотят и могут, но не получают.

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован