Контрсанкции: Назло Западу питаемся плохо, но дорого

За импортозамещение в стране пришлось заплатить каждому из нас

Политика импортозамещения в АПК зашла в тупик. Бездумно нарастив производство всего и вся, теперь аграрии и не знают, куда девать продукцию: внутренние рынки затоварены, а внешние — закрыты. А плату за эти эксперименты власти и бизнес полностью переложили на плечи покупателей и налогоплательщиков.

Заплатили 600 миллиардов за неэффективное АПК

Департамент исследований и прогнозирования Центробанка, который возглавляет известный экономист Александр Морозов, в своем исследовании «О чем говорят тренды» делает крайне пессимистичные прогнозы относительно развития сельскохозяйственных рынков России.

Аналитики отмечают, что последние четыре года контрсанкций в целом плодотворно сказались на отечественном АПК. Правда, роль сугубо экономических факторов не стоит переоценивать: аналитики Центробанка отмечают, что последние четыре года держалась хорошая погода, не было губительных для урожая засух или наводнений.

По многим товарным позициям мы теперь можем обеспечивать себя сами (то есть уже не зависим от импорта), а на рынках курятины, свинины, сахара, картофеля и вовсе — кризис перепроизводства. Так еще и российские цены приблизились к мировым.

Пора, казалось бы, работать на экспорт. Но на глобальных рынках российские продукты по-прежнему остаются не слишком конкурентоспособными (за исключением традиционных товаров — зерна или подсолнечного масла).

Чтобы продукция российского АПК продавалась за рубежом, нужен качественный скачок — глубокая технологическая модернизация производства и повышение внутренней эффективности.

А теперь о самом неприятном — о нашем с вами кошельке. За модернизацию АПК платим мы с вами, из личного кармана!

Центробанк даже подсчитал, сколько именно. Скажем, еще в 2014 году каждый россиянин переплачивал за потребление более дорогой российской продукции около 1935 рублей, а уже к 2016 году сумма переплаты выросла до 4120 рублей с человека.

В пересчете на все население России общие потери потребителей выросли за три года с 278 до 604 млрд. рублей. Чтобы было понятно: это те деньги, которые покупатель заплатил за отечественные продукты питания — более дорогие, а зачастую и менее качественные, нежели импортные. В первую очередь это касается трех товарных позиций, отмечают в Центробанке: говядины, молочной продукции и тепличных овощей.

Кто откажется от 20% доходности?!

Снижение цен на продукты питания за последние четыре года достигалось в России только за счет одного фактора — у производителей в «тучные» годы был накоплен неплохой запас доходности. А в условиях импортозамещения рост цен опережал размеры затрат предприятий.

Да плюс еще и государство оказывало гигантскую поддержку за счет бюджета. В итоге, например, в 2015 году доходность в российском сельском хозяйстве составила феноменальные 20%. Но это — повторимся еще раз — за счет покупателей и налогоплательщиков.

Теперь поддерживать прежнюю высокую рентабельность в АПК уже нет мочи — многие хозяйства потеряли стимул к расширению и модернизации производства. По-прежнему не могут конкурировать с импортом по цене тепличные овощи, сахар, молокопродукты и говядина.

Центробанк прогнозирует, что цены на продовольствие будут неизбежно расти. Еще недавно российские продукты могли худо-бедно конкурировать на мировых рынках из-за дешевизны.

А она, в свою очередь, была связана с более низкой стоимостью земли (в сравнении с Западом) и низкой оплатой труда аграриев. Но и земля в России дорожает, и зарплаты растут. А значит — неизбежно растут и цены!

Еще одна из тенденций, которую отмечают аналитики Центробанка, — это консолидация отрасли: то есть мелкие хозяйства неизбежно будут поглощены более крупными и успешными.

Если по итогам прошлого года инфляция в стране составила 2,5% (официальные данные), то теперь может вернуться к показателям 4%.

Что же делать?! Департамент Александра Морозова дает предельно короткий ответ на этот вопрос. Прежняя модель «самообеспечения», которую избрал министр сельского хозяйства Александр Ткачев, полностью исчерпала себя.

Сегодня нужно не просто наращивать производство всего подряд — от тепличных огурцов до индюшатины — а заниматься перевооружением предприятий. Тогда и цены пойдут вниз, и качество продукции вырастет!

Сказались санкции и уничтожение малого бизнеса

— Продовольственная инфляция в 2014—2015 годах и правда была весьма высокой (15 и 14% в год). Хотя я бы не сказал, что, по бытовым ощущениям, цены удвоились, скорее где-то на 40% выросли, — делится со «Свободной прессой» старший научный сотрудник Института экономической политики, член совета фонда «Либеральная миссия» Сергей Жаворонков.

— Эта дикая инфляция являлась следствием не только санкций, а, например, политики властей по уничтожению рынков и малого бизнеса. Плюс печатание денег для того, чтобы дать госбанкам и госкомпаниям расплатиться с внешним долгом в условиях невозможности его финансирования (опять же из-за санкций).

Сказался и рост цен на импортную составляющую в продуктах (например, ту же импортную говядину в колбасе) из-за почти двукратной девальвации рубля в 2014-м.

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован