Трагедия в Кемерово: Почему в России в безопасности только дети элиты

Или шесть стульев для пожарных от сибирского бизнесмена

После пожара в кемеровской «Зимней вишне», общественность озадачилась, как обстоят дела с пожарной безопасностью на объектах большого скопления людей.

Выясняется, что эти объекты по документам проходят как самые обычные мелкие лавочки «малого бизнеса» и подпадают под «каникулы по проверкам».

Нет сомнения, что после гнева первого лица государства будут наказаны все, кого сможет достать российская фемида.

Но есть ли какая-то гарантия, что это повлияет на пожарную безопасность других многочисленных объектов в нашей стране? Нет, такой гарантии нет. Это ясно хотя бы потому, что наказания следуют исправно после каждого резонансного пожара — в «Хромой Лошади» и др.

Но резонансные пожары случаются вновь и вновь. Пожары, выбросы вредных газов, производство опасных для здоровья продуктов питания — это те бедствия, которые захватывают страну все больше и больше.

И дело тут не в отдельных людях, а в системе государственного регулирования трудовой деятельности, которая порождает и стимулирует разгильдяйство и преступную халатность.

Пока эта система не будет изменена, эти бедствия будут случаться только по нарастающей.

В своих статьях я пишу, как надо реформировать эту систему, с точки зрения предпринимателя, чтобы и трудовую деятельность населения не сковывать «контрольными проверками» и ее безопасность поддерживалась на должном уровне.

Сколько пожаров и случаев отравления еще должно случиться, чтобы люди поняли, что нужно изменить государственную систему регулирования?

Расскажу свой опыт общения с пожарной инспекцией, правда, это было в конце 90-х годов.

Мне, как предпринимателю, нужно было открыть небольшой магазинчик по продаже офисных стульев, которые изготавливала наша фирма. Чтобы получить разрешение на право торговли, нужно было согласовать проект магазина в нескольких инстанциях, в том числе пожарной инспекции.

Офицер-инспектор прибыл лично в помещение, арендуемое под магазин. После обследования он заявил, что подписать проект не сможет ввиду нарушений — электрические розетки установлены выше норм на 5 сантиметров и «вообще, вам трудно будет согласовать это».

Помещение — комната 20 квадратных метров заводского корпуса, выходящая на городскую улицу. Бетонные стены, потолок и пол, кстати, и розетки были вмонтированы в бетон и переносить их не такая уж и простая задача.

Затем он заявил, что «ездить к нам он больше не сможет, так как у них и денег на бензин нету». Поняв его намек, я сказал, что прекрасно его понимаю, но мы тоже только начинаем свой бизнес и с деньгами не густо.

Он спросил, что мы собираемся продавать в этом магазинчике и услышав, что стулья, сказал: «а нам как раз сидеть не на чем, привезите к нам в офис 10 шт и я вам подпишу ваш проект». Поторговавшись, сошлись на 6 стульях, после чего все формальности были улажены.

По тем временам у предпринимателей считалось, что пожарные инспекторы — самые смелые в плане взяток. Видимо, потому, что пожарники — это военные офицеры, привыкшие к военной прямоте. Санэпидемстанция и экологи — гражданские, к тому же в основном женщины, там другой подход нужен.

С тех пор мало что изменилось. Разве, что возможности предпринимателей и аппетиты контролирующих органов.

За экономическую деятельность в стране отвечает ее экономическая элита — успешные предприниматели и ведущие чиновники. У российской элиты верхом престижа и жизненных устремлений считается иметь недвижимость и счета за границей и отправить туда своих детей на учебу.

Кто будет думать о пожарах и других вредных воздействиях на население страны, если у ее элиты помыслы находятся не в этой стране?

Михаил СЕМЕНОВ

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован