Кому не дают покоя порочные девы и беременные школьницы

Сексуальные преступления в России приняли форму эпидемии (и в том числе педофилии). Только за прошлый год было осуждено почти 8 тысяч насильников, и эта цифра неуклонно растет пятый год подряд. Депутаты и врачи придумывают новые способы, как защитить детей от извращенцев. Правда, в своем усердии готовы, как тот дурак, и лоб расшибить.

Извращенцев пересчитают поштучно

Педофилия, кто будет спорить, — весьма болезненная для российского общества проблема. Смакование на телевидении очередного подобного преступления приводит к дискуссии о том, что необходимо бороться с преступниками какими-то «особыми» методами. Химическая кастрация, пожизненное принудительное лечение, ссылка…

К сожалению, при обсуждении этой проблемы редко слушают врачей-сексологов, которые утверждают: педофилия — это психическая патология, и ужесточение уголовного наказания на частоту рецидивов почти никак не скажется.

Да это касается и сексуальных насильников в целом: рецидив подобных преступлений составляет примерно 20%. То есть каждый пятый извращенец, даже привлеченный к уголовной ответственности, неизбежно совершает повторное нападение.

Самый, пожалуй, известный пример — это ВИЧ-инфицированный Сергей Паладьев, который в 2006 году был осужден Перовским районным судом Москвы за двойное изнасилование. Освободившись условно-досрочно в 2015 году, Паладьев уже спустя два месяца совершил четыре (!) нападения на молодых женщин.

В истории Госдумы было множество законодательных инициатив, которые касались ужесточения наказания для педофилов. Так, в 2011 году депутат Антон Беляков разработал проект целого федерального закона «О профилактике преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних».

Беляков, в частности, предлагал, создать в системе МВД базу данных педофилов, а каждому преступнику, отсидевшему по «сексуальной» статье, надеть несъемные ГЛОНАСС-ошейники. Если педофил приблизится к школе или детсаду, то на место мгновенно выезжает наряд полиции и нейтрализует извращенца.

Подобная система действует во многих западных странах, однако коллегам по Госдуме предложение Белякова показалось слишком радикальным, и проект закона отклонили. А в сентябре прошлого года депутат Госдумы и оперная певица Марина Максакова-Игенбергс разработала пакет поправок к Уголовному кодексу.

Лица, повторно осужденные за педофилию (сексуальные преступления в отношении несовершеннолетних), ни при каких условиях не могут быть приговорены к условному сроку.

А после их условно-досрочного освобождения к ним должны применяться более жесткие меры административного надзора (чтобы исключить рецидивы). Законопроект Максаковой, однако, не был принят.

Следком пустили в гинекологию

Одно из самых «миролюбивых» предложений в законопроекте Белякова — в каждом регионе учредить общественные Центры по профилактике сексуальных преступлений. Они должны были проводить профилактические беседы в школах.

Ребят должны были учить, как вести себя в случае сексуальной агрессии. А главное — во время таких бесед (на которых, разумеется, присутствовали бы педагоги, врачи и родители) выявлялись бы дети, которые стали жертвами насильников, но по каким-то причинам скрывают это.

В России ведь до сих пор отсутствует точная статистика, сколько именно детей стали жертвами педофилов (особенно если извращенцами были их близкие родственники — отцы, дяди, деды, старшие братья).

Проблема, как говорится, налицо. Только решать ее пытаются неуклюже: в столь интимной сфере чиновники порою действуют, как в пословице про молящегося дурака. Вот и на днях всероссийский резонанс приобрела история, произошедшая в Саратовской области, где 5 мая министр здравоохранения Владимир Шульдяков подписал приказ «О предоставлении информации».

Он обязывал все подведомственные Минздраву лечебные учреждения немедленно сообщать обо всех выявленных фактах половых сношений с детьми младше 16 лет. Это нарушение девственной плевы, беременность, роды и аборты (у девочек) и инфекции, передающиеся половым путем (у детей обоего пола).

Появление ведомственного приказа ожидаемо вызвало большой общественный резонанс. В областном Минздраве объяснили его появление требованиями Следственного управления: по каждому выявленному факту половых сношений с детьми младше 16 лет должно приниматься решение о возбуждении уголовного дела по ст. 134 УК РФ.

На фоне всероссийского скандала Шульдяков почел за лучшее отменить свой приказ. Судя по всему, временно. Как объяснил журналистам пресс-секретарь областного Минздрава Александр Колоколов, документ просто предстоит отправить на обсуждение — с участием врачей и юристов. После чего, возможно, приказ будет принят уже в ином виде.

Эксперт: «Это полный непрофессионализм!»

Вполне возможно, что вскоре после Саратовской области такие же приказы могут появиться и в других регионах. Каким образом реагировать на подобные инициативы местных чиновников, ответственных за здоровье детей? Это «Свободная пресса» обсудила с адвокатом Андреем Сабининым из международной правозащитной группы «Агора».

«СП»: — Андрей, как вы оценили бы приказ саратовского Минздрава с точки зрения защиты прав пациента?

— Для начала давайте вспомним, что одним из основных принципов охраны здоровья граждан является соблюдение врачебной тайны. Под врачебной тайной в настоящее время понимают сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении.

Разглашение сведений, составляющих врачебную тайну (в том числе после смерти человека) не допускается. Но есть и исключения.

С письменного согласия гражданина (или его законного представителя) допускается разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, другим гражданам, в том числе должностным лицам, в целях медицинского обследования и лечения пациента, проведения научных исследований, их опубликования в научных изданиях, использования в учебном процессе и в иных целях.

«СП»: — Ну а применительно к данной ситуации, на ваш взгляд, речь шла о нарушении врачебной тайны?

— Что касается «саратовской» ситуации. Еще раз повторюсь, законодательство содержит норму о возможности разглашения сведений без согласия гражданина или его законного представителя.

Это допускается в целях информирования органов внутренних дел о поступлении пациента, в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что вред его здоровью причинен в результате противоправных действий.

«СП»: — Саратовский минздрав действовал по инициативе Следственного управления…

— Давайте задумаемся, какие признаки и факторы должны заставить врача-гинеколога принять решение о том, что вред здоровью несовершеннолетнего пациента причинен в результате противоправных действий?

В каком из перечисленных случаев (врач в ходе осмотра обнаружил у подростка, не достигшего 16 лет, «нарушение целостности девственной плевы» либо заболевание, передающееся половым путем, случаи беременности или ее прерывания) без явных признаков насилия может идти речь о противоправных действиях?

Возрастом сексуального согласия в России является 16 лет. Если девушка, не достигшая 16 лет, вступила в половую связь с совершеннолетним, то у него возникают проблемы с законом, а если юноша этого возраста не достиг, то этой проблемы нет.

«СП»: — Выходит, что врач должен будет сообщить Следственному комитету просто о том, что девушка лишилась невинности, а добровольно или нет — вопрос второй?

— Вот видите! Очевидна нелепая бессмысленность всего этого действа и глупость чиновников, придумавших приказ. Они ведь исходили и исходят из того, что девушка могла заниматься сексом только с совершеннолетним.

А теперь подумайте о последствиях. Соблюдение таких безумных приказов может привести к разглашению информации, не только составляющей врачебную тайну, но и той, которая касается исключительно частной жизни. Причем во всех случаях, в том числе при отсутствии каких-либо признаков преступления.

И снова вопрос. А как это все касается Следственного комитета, они куда нос пытаются засунуть? Эта местечковая саратовская инициатива не просто бездарна и абсурдна, но и аморальна. Любая подобная информация сразу становится «шилом без мешка» и может больно ударить по репутации пациентки, подвергшейся разглашению информации.

«СП»: — Но ведь не исключено, что подобные приказы могут появиться (в той или иной форме) и в других регионах. Например, на Северном Кавказе, где последнее время часто «изобретают» всевозможные способы «борьбы за нравственность».

— Прогрессирующая «зашоренность» и воинствующий консерватизм, захлестывающий в последнее время общественную жизнь, в случае, который мы обсуждаем, нашли точки соприкосновения с непрофессиональным администрированием в недрах саратовского Минздрава и Следственного комитета.

Который, к слову, перекладывает свои правоохранительные функции (В сфере предотвращения преступлений против несовершеннолетних) на чужие плечи. Конечно, выявляемость половых преступлений против несовершеннолетних такая инициатива не увеличит!

Кстати, не лишним будет напомнить, что еще СССР в 1990 году ратифицировал Конвенцию о правах ребенка, согласно которой ни один ребенок не может быть объектом произвольного или незаконного вмешательства в осуществление его права на личную жизнь, семейную жизнь, или незаконного посягательства на его честь и репутацию.

Антон ЧАБЛИН

svpressa.ru

Фото: tass.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован