Повышение пенсий отменяется навсегда

В МЭР предлагают обеспечить рост экономики за счет тотальной экономии на стариках

Министерство экономического развития разработало обещанный целевой вариант макропрогноза до 2035 года, который предполагает темпы роста российской экономики выше среднемировых.

Но если чиновников приведенная в нем статистика может обрадовать, то простым россиянам эти новости, похоже, не несут ничего хорошего. Судя по информации «Ведомостей», которые ознакомились с документом, доходы работающих граждан вернутся на докризисный уровень только в 2022 году, а пенсионеров — вообще никогда в обозримом будущем.

Напротив, пенсии будут даже снижаться, и в реальном выражении к 2035 году останутся на 4% ниже уровня 2013 года.

Насколько можно судить по выкладкам МЭР, пенсионеры вообще станут главным источником экономии, за счет которого планируется добиться повышения темпов роста ВВП.

Так, прогноз предлагает повысить пенсионный возраст в России до 65 лет для мужчин, и до 63 для женщин. Это, по мнению правительственных экономистов, позволит к 2035 году сократить число пенсионеров на 23% или на 7 миллионов человек, а число занятых повысить на миллион по сравнению с 2017.

Если же пенсионный возраст не повышать, то к 2035 году количество пенсионеров увеличится на 5,4 млн. человек. Напомним, пенсионный возраст в России в 2017 году составляет 60 и 55 лет для мужчин и женщин соответственно.

Как ни странно, такая экономия на пенсионерах совершенно не ведет к повышению их пенсий. Хотя не далее как 29 мая глава Центра стратегических разработок (ЦСР) Алексей Кудрин, который также составляет Стратегию развития экономики РФ, обещал, что повышение пенсионного возраста приведет к росту пенсий на 30%.

«Главная цель — сделать пенсию достойной. По нашему плану, мы бы хотели, чтобы в течение шести лет пенсия стала на 30% больше, чем сегодня — то есть на треть. Но эти ресурсы трудно собрать. Вот почему нужен ряд реформ, в том числе повышение пенсионного возраста: лучше на два-три года больше поработать, но затем иметь более высокую пенсию», — сказал Кудрин в эфире канала «Россия 24» (ВГТРК).

Но в Минэкономразвития, видимо, убеждены, что еще лучше больше поработать, а получить намного меньше. Ведь по плану соотношение пенсий к зарплатам или коэффициент замещения обрушивается с нынешних 35% до 22%.

Зато такая тотальная экономия позволит вдвое снизить отношение пенсионных выплат к фонду оплаты труда — с 28% до 15%. Тогда, по мнению экономистов МЭР, инвестиции смогут расти в 1,5−2 раза быстрее экономики, а производительность — быстрее зарплат.

А то, что пятая часть населения страны станет жить беднее, причем навсегда, разработчиков плана не сильно смущает.

Хотя дело не только в моральных моментах, но и в том, что снижение роста доходов будет вести к снижению покупательной способности населения и, соответственно, спроса. Видимо, поддерживать экономику придется только работающим гражданам, раз пенсионеров списали со счетов.

В планах МЭР доходы населения за 20 лет увеличиваются на 55%, реальные зарплаты — на 56,5%, экономика — на 78%, а пенсии — всего на 2,5%. Но, учитывая их падение до 2022 года, как уже было сказано выше, к 2035 пенсии будут на 4% ниже, чем в 2013.

То есть в пересчете на сегодняшние рубли средняя страховая пенсия через 20 лет составит чуть более 13 000 рублей, а пенсия неработающего пенсионера увеличится примерно до 15 500 рублей. По данным Росстата, средний размер назначенных пенсий в феврале 2017 составил 12 893 рубля.

Независимый эксперт по социальной политике Андрей Гудков считает, что озвученные пенсионные новости от Минэкономразвития закладывают мину замедленного действия под социальную стабильность в стране.

— Одним фактом такой публикации Минэкономразвития подкладывает Владимиру Путину колоссальную свинью. Потому что 44 миллиона пенсионеров, ознакомившись с такой пенсионной политикой, должны будут проголосовать против действующей власти на выборах президента.

Пенсионная выплата — это косвенная форма получения заработной платы, которая была во время работы отложена в резерв на старость. Заработная плата состоит из двух частей — прямые выплаты, то, что и называют зарплатой, и косвенные выплаты — социальные пособия страхового характера и пенсии.

Пенсии называю отдельно, просто потому, что это самая крупная часть этих выплат. Обещания поднять зарплаты, снизив косвенные выплаты, не стоят ни гроша. Социальные риски, о которых говорили еще в 1952 году в Конвенции Международной организации труда № 102 о минимальных нормах социального обеспечения, никуда не денутся.

Люди будут рожать, болеть и стареть. Но как выходить из ситуации, если они будут знать, что пока силы есть и все складывается удачно, у них будут достаточно хорошие, растущие зарплаты.

Но как только что-то случится, а случается регулярно, и статистика это учитывает, они останутся на мели, причем настолько большой, что после этого идет попадание в деклассированные элементы.

Потому что в случае болезни или инвалидности человек не может больше воспроизводить свою рабочую силу — он теряет рабочее место, не может найти новое. А по существующей системе на страховое пособие прожить нельзя, потому что оно в полтора раза ниже МРОТ. Но и сам минимальный размер оплаты труда ниже прожиточного минимума.

Так что экономически такой вариант расчета может и имеет право на существование, но если взять социально-экономический аспект, то этот план ведет в пропасть. Он создает социальную турбулентность и не позволяет воспроизводить человеческий капитал.

«СП»: — А с экономической точки зрения такая экономия поможет ускорить рост ВВП?

— Это тоже сомнительно. Пенсионеры — это та группа населения, которая приобретает на рынке отечественные товары. Сегодня у нас 44 миллиона пенсионеров из 148 миллионов населения.

Можете себе представить, что произойдет, когда почти треть населения потеряет покупательную способность? И что будет с производством, которое создает эти товары, с торговлей, которая их реализует? А ведь это занятость населения.

В Минэкономразвития сидит молодой парень, у которого, похоже, есть две иллюзии: что он всегда будет молодым, и что он бессмертен, что с ним никогда ничего не случится. Либо он рассчитывает, что к старости у него будут такие капиталы, которые его от всего защитят.

«СП»: — Насколько состоятельна идея, что экономия на пенсионных выплатах приведет к двукратному росту инвестиций?

— Инвестиции растут по своим законам, а не просто от того, что снижаются косвенные формы оплаты труда. Инвестиции растут из внутренних источников, но не только из источников самофинансирования, то есть из прибыли предприятий.

Инвестиции, в первую очередь, растут за счет кредитов. Кредиты — это сбережения, которые направлены в финансовые учреждения. Финансовые учреждения их концентрируют и отдают в виде производственных инвестиций. И это гораздо более важный источник инвестиций, чем собственная прибыль предприятий.

«СП»: — Алексей Кудрин недавно заявил, что повышение пенсионного возраста приведет к росту пенсий на 30%, возможен ли такой вариант?

— На самом деле, пенсионный возраст можно повышать. Но только если период дожития с момента выхода на пенсию до смерти остается неизменным. Так бывает, когда растет продолжительность жизни. Но правительственные чиновники это обстоятельство игнорируют, что демонстрирует или плохую профессиональную подготовку, или цинизм.

На 2017 год у нас в России средняя продолжительность жизни у мужчин составляет 66 лет. Если поднять пенсионный возраст до 65, на пенсию будет выходить менее 50% мужчин, остальные просто не будут доживать.

Кроме того, повышение пенсионного возраста сегодня не выглядит необходимой мерой. Что такого есть в нашей экономике, что требует большого дополнительного количества рабочих рук? Может быть, высокие темпы роста, освоение новых земель, строительный бум предприятий на востоке страны, рост экспорта? Ничего этого нет.

Поэтому получится следующее: если произойдет повышение пенсионного возраста, пожилые люди не будут освобождать рабочие места. Молодежь останется без этих рабочих мест и произойдет конфликт поколений на рынке труда. У нас и без того молодежь начинает бунтовать, а здесь она просто взорвется.

Такие потенциальные разработки, да еще и публично оглашаемые, подрывают социальную стабильность. Нам нужны конструктивные разработки, которые позволяют гасить турбулентность в обществе, а не разжигать конфликт, как эти планы.

Заместитель директора ИНП РАН, доктор экономических наук Дмитрий Кувалин считает, что предложенная пенсионная реформа не оправдана с экономической точки зрения.

— То, что предлагает Минэкономразвития, в экономическом плане бессмысленно, а в социальном больше похоже на беспредел. Такое ощущение, что в рамках этого прогноза ищут тех, кто заплатит за плохую экономическую динамику и политику. На этот раз выбрали пенсионеров.

Во-первых, это нехорошо с моральной и социальной точек зрения. По сути, в прогнозе предлагается погрузить в бедность и нищету довольно серьезную часть населения.

Во-вторых, не очень понятно, в чем экономический смысл этих планов.

С одной стороны, обществу все равно как-то придется решать проблемы бедных пенсионеров и нести на это дополнительные затраты. Так что большой бюджетной экономии ущемление пенсионеров все равно не создаст.

С другой стороны, пенсионеры со своими доходами генерируют довольно существенную часть спроса. Причем, так как они — люди небогатые, они закупают не столько импорт, сколько продукцию отечественных предприятий. Таким образом, планы МЭР отсекают значительную часть спроса на товары отечественного производства.

Есть ряд совершенно понятных действий, которые помогут к 2030 году и позже сделать ситуацию с Пенсионным фондом далеко не такой драматичной, какой она рисуется сейчас.

«СП»: — Что это за действия?

— Во-первых, расчеты нашего Института показывают, что при темпах роста экономики в 4−6% в год не возникнет никаких проблем с наполнением Пенсионного фонда, даже если не предпринимать никаких других радикальных шагов. То есть ключ к решению проблемы — высокие темпы роста ВВП.

Во-вторых, по разным оценкам у нас от 10 до 20 миллионов человек из 65−70 миллионов работающего населения вообще не платят никакие взносы в Пенсионный фонд. Они считаются либо самозанятыми, либо занятыми в личном подсобном хозяйстве и так далее.

На самом деле, мы не очень хорошо понимаем, где они работают. Получается, мы и в будущем будем мириться с тем, что такой большой процент населения вообще ничего не платит в Пенсионный фонд?

В-третьих, есть другие очевидные вещи, такие, как повышение производительности труда, повышение производительности факторов производства, то есть все то, что позволяет экономике довольно быстро расти и решать проблемы денежного обеспечения пенсионеров. Все это можно делать, тем более, в долгосрочной перспективе. И не совсем понятно, почему это не закладывается в прогноз.

В то же время, падение коэффициента замещения пенсий к зарплатам с 35% до 22%, которое прописано в прогнозе, близко к социальной катастрофе. Трудно понять, зачем оно прогнозируется, так как со всех точек зрения это неконструктивный шаг.

Мария БЕЗЧАСТНАЯ

svpressa.ru

Фото: globallookpress.com

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован