Про пупырышки, про кота-добытчика, про снабженца Васю и бульонные кубики

Берег Оки возле Каширы. В ту войну немец сюда так и не дошел, за Оку его не пустили. Заброшенное поле бывшего колхоза или совхоза. Кое-где растет иван-чай цветочками синими.

Стоп, что за нафиг? Узорчиком каким-то растет… Хожу смотрю. Потом осенило. Линия окопов с ячейками для стрельбы, ходы сообщения, а этот квадрат — явно под пушку или зенитку позиция.

После войны окопы завалили мусором и запахали. 60 лет выращивали на поле что-то. Потом забросили. Но -из за нарушенной структуры почвы иван-чай растет только там, где были окопы. То ли воды там больше, то ли почва богаче… Люди забывают. Земля помнит.

***

Привезли новую плиту в пленке с пупырышками. Сижу на кухне на полу, лопаю пупырышки, пришел мопс, посмотрел как на дуру, потом поставил лапу на край политилена, пупырышки чпокнули, мопс проникся, сидим теперь лопаем вдвоем.

***

Суровые 90-е годы. Семья моего мужа, как и многие другие, пытается каким-то образом выживать. Утро. Громадный котяра, который жил у них, что-то деловито тащит по кухне. Мама его тормозит: замечает, что он тащит в зубах пять сосисок. Одну отдает ему, остальные варит для семьи.

Чуть позже кот принес вяленую рыбу. Откуда — никому не известно. После тщательного осмотра и признания ее съедобной добыча также отправляется на семейный стол. А потом кот начал регулярно таскать мандарины. Причем, по 2-3 штуки в день. Сам не ел, конечно, просто играл. Цитрусовые также отбирались, мылись и отдавались детям.

И только позднее выяснилось, что он по карнизу ходил к соседям и грабил их. А мандарины стояли у них на балконе в ящике. Так этот полосатый мародер килограмма два успел спереть оттуда, прежде чем соседи заподозрили неладное.

***

Из рассказа знакомого. Случай произошел несколько лет назад. Работал у них снабженцем некто Вася. Сорокалетний мужик с большими странностями. Например, по утрам, приходя на работу, он, прежде чем переступить порог здания, шел к березе, росшей неподалеку, обходил ее вокруг, снимал шапку и три раза бился головой о ствол.

Не так чтобы очень сильно, но звук ударов через форточки долетал до кабинетов. Просто Вася употреблял довольно много спиртных напитков, периодически впадал в запой и, видимо, таким образом возвращал себя к реальности.

Как-то раз в обеденный перерыв Вася, вышедший из очередного запоя, решил пообедать. Для этого дела он даже припас бульонные кубики «Галина Бланка». Взял один, залил кипятком, оставил чашку на столе, а сам удалился на лестницу покурить.

Через минуту в кабинет вошла бухгалтер Нина Семеновна. Она возвращалась из столовой, где в тот день продавали кур по ценам ниже рыночных. Причем куры были самого мерзкого вида — плохо ощипанные, синие, да еще с когтями.

Никто не помнит, кому пришла в голову мысль пошутить. Быстро раздобыли нож и отрезали кусок куриной лапы — тот, что с когтями. Нина Семеновна не возражала.

Отрезанную лапу засунули в Васину чашку так, что когти мерзко торчали наружу. А сами быстренько заняли позиции, удобные для наблюдения. Вася пришел через пять минут.

Трясущимися от похмелья руками он потянулся за чашкой с бульоном. Поднес к губам. Куриная лапа царапнула губы. Вася резко поставил чашку назад. Вскочил со стула. Осмотрел кабинет безумным взглядом. Снова сел.

Полез за кубиками, стал читать инструкцию и состав. Снова поднес лицо к чашке и внимательно разглядел. Куриная лапа по прежнему торчала из бульона. Вася смотрел на нее не отрываясь и тихо, шепотом стал себя успокаивать: — Все, Вася, ты пока больше не пьешь…

***

Дело было в Ростове-на-Дону в 70-е годы. Фотокорр местной газеты снимал на одном заводе передовиков производства, записывая в блокнот их фамилии и названия агрегов, на которых они работали.

Пришел в редакцию, отпечатал фотки, прикрепил скрепками листики из блокнота и поехал дальше. Редактор номера выбрал фотографию: два колоритных мужика на фоне навороченной гидравлики.

Смотрит на листик. Там написано: “рафик вартанян, вертик шлангбассейн”. Вертик — сокращение от “вертикальный”, совершенно понятно. Но не редактору. Он понял так, что это фамилия второго работяги, которую фотограф на самом деле забыл записать.

Думает редактор: “Ну Вартанян — куда ни шло, но Шлангбассейн!” Решил проверить. Звонит на завод: “У вас работает Шлангбассейн?” “Да, уже лет восемь!” “И как работает?” “Не жалуемся!”

Пустил фотку в номер. Назавтра в цеху был фурор. А мужика этого, с фамилией типа Сидоров, в неофицальной обстановке потом только Вертиком да Шлангбассейном и звали.

anekdotov.net

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован