Мир. Труд. Май

Ну и какое из этих трех слов устарело?

Для тех, кто не застал или успел подзабыть: еще не так давно три этих простых, коротких слова реяли над первомайскими колоннами. В том весеннем празднике хватало, конечно, показухи, казенщины и официоза, но над этими тремя словами иронизировать считалось неуместным.

Не каждому довелось пережить военное лихолетье и работу на износ по восстановлению страны, но все без исключения, на уровне подсознания, инстинкта понимали, что именно труд есть мерило ценностей.

Ну а если без пафоса, то работа кормила и одевала, обеспечивала старость, особенно упертым помогала выбиться в люди и в начальники. А еще она, работа, давала чувство окрыленности и смысл существования.

Сегодня 1 Мая остается красным днем календаря. Так что в понедельник профсоюзные боссы по традиции возглавят колонны демонстрантов, пусть даже изрядно поредевшие.

Прозвучат на митингах знакомые речи и призывы защищать наемных работников. Но, положа руку на сердце, это будет не более чем дежурное сотрясание воздуха.

Потому что в первомайском лозунге из второго слова ныне выхолощено содержание. Работа теперь мало кого окрыляет, а подавляющее большинство не обеспечивает и даже толком не кормит.

Предвижу возражения: ну зачем ты так — всех под одну гребенку? Оговорюсь: есть исключения. Даже в кризис живут в свое удовольствие не только проворовавшиеся губернаторы, миллиардеры в погонах, ценители виноградников, шикарных яхт и прочая публика, удачно путающая свою шерсть с государственной.

Вот, к примеру, в финансовом секторе сегодня вполне достойно оплачивается труд. На днях Сбербанк подвел итоги 2016 года, и, согласно опубликованному отчету, расходы на содержание персонала увеличились на 11%, а рост заработной платы в среднем составил 8%. Это в полтора раза больше официальной инфляции.

За служащих крупнейшего российского банка можно порадоваться, да вот только мы имеем дело с редким исключением из правил. За последние два года мало кто может похвастаться индексацией зарплат, а про реальное, не лукавое повышение и думать не приходится.

Материальное положение большинства граждан ухудшается третий год подряд. Вот официальные данные Росстата: реальные располагаемые доходы населения в 2014 году снизились на 0,7%, в 2015-м — на 3,2%, в 2016-м — еще на 5,9%. Динамика, говорящая сама за себя.

По данным Института социальной политики ВШЭ, за это же время доля оплаты труда в ВВП сократилась с 47,2 до 46,7%, а доля валовой прибыли выросла с 38,9 до 42,4%. То есть немногие банкиры и бизнесмены богатеют за счет огромного числа наемных работников. В итоге на сегодняшний день в России только 30% семей с потребительским стандартом развития.

Это те, у кого что-то остается в загашнике после трат на еду, одежду, налоги и коммунальные платежи. Все прочие семьи существуют в так называемом режиме выживания, когда заработанного в лучшем случае хватает на самое необходимое.

И еще очень сильно повезло тем, кто в относительно благополучные времена не взял кредит на машину или ипотеку, потому что это долговая петля, рассчитаться с банком просто нереально.

Хотя ведь эти люди в массе своей не лентяи и не тунеядцы. Они имеют образование и опыт, работают, получают зарплату, но при этом никак не могут обеспечить себя и семью, а тем более позволить себе стандартный набор удовольствий или подкопить средств на старость, к пенсии.

Спрашивается: почему? «В стране абсолютно дешевая, заниженная стоимость рабочей силы, которая не соответствует сегодняшнему уровню квалификации наших работников» — это признание Ольги Голодец.

В качестве иллюстрации вице-премьер приводит показательный факт: 4,9 млн наемных работников имеют зарплату на уровне МРОТ, а это доходы ниже официально утвержденного прожиточного минимума.

Получается, в правительстве знают, что почти 5 млн граждан официально получают зарплату, на которую физически невозможно существовать одному, не говоря уже про семью.

Но чиновники помалкивают, не бьют в колокола хотя бы для видимости. И уж тем более никто не кается, не подает в отставку по причине профнепригодности. Хотя на то имеются более чем веские основания.

Среди самых обделенных и обиженных остаются бюджетники, а ведь никто не отменял «майские указы» президента, согласно которым заработки врачей и учителей должны вдвое превышать средние зарплаты по регионам уже в следующем году…

А вот в чем чиновники преуспевают, так это в поиске денег в карманах граждан. Так, министр финансов Антон Силуанов сообщил, что в России объем серых зарплат превышает 10 трлн рублей в год.

Как несложно догадаться, глава ведомства переживает по этому поводу и предлагает бороться со структурными диспропорциями. В частности, снижать прямые и повышать косвенные налоги, уходить от наличного оборота и ужесточить контроль за банками. Министр справедливо заметил, что «сокращение теневого сектора — существенный резерв для повышения собираемости налогов».

Но не упомянул о том, что работники вовсе не от хорошей жизни соглашаются получать деньги без оформления трудовых отношений. А ведь для 21,5 млн трудоспособных граждан, которые, по оценке Счетной палаты, заняты в неформальном секторе экономики, это единственный способ существования.

Или просто возможность получить прибавку к той самой официальной зарплате, которая ниже прожиточного минимума.

А уже на днях очередной способ отъема денег у населения озвучил замминистра финансов Илья Трунин. Он предлагает обложить налогами доходы с банковских депозитов. Причем эту идею чиновник продвигает не корысти ради, а исключительно из чувства справедливости.

Потому как «не совсем справедлива» ситуация, когда НДФЛ удерживают с зарплаты даже в 10 тысяч рублей, а получающие доходы по миллионным депозитам вкладчики сегодня не платят ничего. Чиновнику не приходит в голову мысль избавить от поборов низкооплачиваемых работников и тем самым хотя бы отчасти восстановить социальную справедливость.

И тот факт, что с денег на депозитах граждане уже однажды заплатили налог. Теперь Минфин собрался состричь вторую шерстку.

Впрочем, это еще цветочки. В братской Белоруссии безработные граждане занимают у родственников деньги, чтобы заплатить налог на тунеядство. Так вот, фискальные органы этот заем приравнивают к транзакции и, соответственно, требуют с них перечислить в бюджет еще и подоходный налог.

Так что нашим мытарям есть к чему стремиться. А простая мысль, что с хладного тела брать уже нечего, придет уже потом…

На самом деле удивляться тут нечему. Катастрофическая ситуация в сфере оплаты труда является закономерным следствием либеральной экономической политики.

Правительство и Центробанк высокими кредитными ставками принесли в жертву реальное производство, закрепили социальное неравенство населения плоской шкалой подоходного налога, продолжают изымать деньги из экономики и покупать облигации стран, которые ввели антироссийские санкции.

А нас уверяют, что все это делается ради снижения инфляции и достижения некой макроэкономический стабильности. Как тут не вспомнить старый анекдот про цыгана, который учил лошадь работать без прокорма. И он совсем уж было приучил, да конь отбросил копыта…

Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин по этому поводу сказал так: «В результате либеральной политики, по сути дела — чудовищных санкций, наложенных на страну либеральными правительством и Центробанком, 70% российских семей поставлены на грань выживания».

К этому добавить нечего. Разве что вспомнить кое-что из старых первомайских призывов, вдруг зазвучавших свежо и актуально. Вот, например: «Долой угнетателей пролетариата!», «За равноправие и достойную жизнь!», «Все ради человека, все на благо человека», «Кто не работает — тот не ест»…

А в это время

Эксперты ВТБ 24 регулярно оценивают платежеспособность потенциальных клиентов в городах с населением свыше 100 тысяч человек. Последнее исследование показало, что 39% граждан имеют ежемесячный доход до 20 тысяч рублей. Еще примерно 35% зарабатывают от 20 до 30 тысяч, 22% — от 30 до 100 тысяч.

А выше доходы только у 3,8% жителей. Причем в кризисное время прослеживается четкая закономерность: богатые богатеют, а бедные беднеют. Так, за 2014-2016 годы доходы в среднем сегменте (от 20 до 40 тысяч рублей) упали на 17,5%. А в сегменте с самыми высокими доходами они выросли на 9,6%.

«Это ловушка, расширяющая социальное расслоение, — цитировала пресса зампреда правления банка Михаила Кожокина. — Люди с высоким доходом будут получать все более качественные продукты и услуги, а нижние сегменты — скатываться в другую сторону».

trud.ru

Фото: globallookpress.com

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован