Бешеный поток сносил дома и переворачивал фуры

Корреспонденты «КП» передают из пострадавшего от стихии Крымска.

… Когда въезжаешь в Крымск, кажется, что никакого наводнения здесь и быть не могло. Частные домишки посреди равнины – ну откуда здесь взяться миллионам кубометров воды. И только ближе к центру, в низине, появляются первые признаки катастрофы: сначала вырванные с корнем железные ограды, вспучившийся асфальт. А потом – перевернутые машины и рухнувшие дома.

По городу словно прошелся безумный художник, сотворивший одному ему постижимую арт-инсталляцию: устоявшие под напором воды деревья «украшены» половиками, пластиковыми бутылками, стульями, калошами и уплывшими с огородов овощами. На одной из улиц стоят два грязнющих БТРа. Из открытых люков доносится храп.

– Пацаны сутки машины таскали, не мешайте им, – просит нас единственный бодрствующий боец. Весь центр города словно сплошной лагерь МЧС, такого количества спецтехники Крымск, наверное, не видел никогда. Некоторые спасатели и пожарные спят прямо по открытым небом. На часах еще нет и семи, а к зданию горадминистрации тянутся невыспавшиеся крымчане. Почти все с ног до головы заляпанные илом.

– А куда нам еще идти?! – начинают они ругаться с вахтером. – Вещи в воде, спать не на чем, документы уплыли!… Вахтер толком ничего за власть объяснить не может. Мужики остаются ждать, когда их примут. При этом на камеру высказывать свои обиды отказываются. И вовсе не из-за скромности:

– От них же, – кивая на здание, говорит одна из женщин, – зависит, как они посчитают материальный ущерб…

«ЭТО РЕКС НАШ, КАЖЕТСЯ» …

Люди бродят среди своих хозяйств, хватаясь за головы. Многие дома превратились в руины, во дворах угадываются рухнувшие пристройки, на которых боковыми дверями лежат напичканные грязью автомобили.

Пенсионерка Евгения Нагорная медленно идет в сторону затопленных районов: она ищет родственников и друзей, телефоны которых отключены. Мы подвозим ее к очередному адресу. Женщина выбирается из машины:

– Ой, а это Рекс наш, кажется… Точно он, бедняжка… Опознанное ей животное лежит в куче таких же мертвых бобиков, мурзиков и цыплят. – Дождь начался еще в четверг, – говорит пенсионерка, – но сначала он был маленький, моросящий. А в пятницу в середине дня ливанул, как из ведра. Я в спортивной школе работаю. Ночью свет погас во всем поселке, я выглянула в окно и вижу – река прямо по улице бежит. Я только отсветы видела, но все равно на крышу побежала. Оттуда уже заметила, что на других крышах тоже люди сидят. Многие кричали что-то. Хирург Владимир Фронин оказался в самом центре затопления. Он проснулся от журчания воды.

– Опустил ноги, а вместо тапок – вода, – рассказал он, – вокруг – темнота. И вода прибывает. Знаете, пребывает – это я не так выразился. Да просто волной накрыло до второго этажа. Вот видите уровень. Я еле до лестницы добрался, поднялся наверх. Там вместе с сыновьями выбрались на крышу. Так и просидели до утра.

НАКРЫЛО С ГОЛОВОЙ ГРЯЗНЫМ МЕСИВОМ

Для Константина Ковалевского, главврача городской больницы Крымска, все началось в субботу в половине четвертого утра.

– То, что подтопление будет, стало ясно еще вечером, – рассказал он «КП», – я вызвал ведущих врачей, мы подготовили операционные. Но никто не мог предположить, что случится такое! Около 8 утра начали поступать первые пострадавшие. В основном они жаловались на переохлаждение – несколько часов провели в холодной воде. Но было много и ушибов, порезов и даже рваных ран.

Люди в темноте пытались выбраться из затопленных жилищ, разбивали окна, пытались выломать двери. И многие получали травмы. Приезжали и приходили целыми семьями, у меня слезы наворачивались на глаза. Но все это померкло, когда днем начали привозить погибших. В основном, пожилые люди, за 60-70 лет.

И большая часть – женщины. Их привозили голыми или в ночных рубашках. Из ушей, ноздрей, глаз, торчали водоросли, ил, какие-то щепки… Это просто ужас, было ясно, что их накрыло с головой грязным месивом … И они даже сделать ничего не успели.

По словам Константина Ковалевского, 133 пострадавших, из которых 14 дети, были госпитализированы. Еще 195 проходили лечение амбулаторно. Количество погибших в воскресенье перевалило за 150. Все воскресенье к моргу шли плачущие люди. И это были не только родственники погибших.

– Сосед погиб на моих глазах, – разрыдалась Вера Семенец из дома №2 по второму Троицкому переулку, – это был прекрасный человек, фронтовик Теодор Пейль. Он никак не мог вылезти через окно. Зять тащил его, что есть силы. Но Пейль отпустил руки. Наверное, понял, что не выберется. А потом дом рухнул, Теодора нашли под обломками. А зять его выжил. И дочек спас… – Вы в Баканке просмотрели, что творилось: вода, как детские кораблики фуры разбрасывала, – советуют нам и мы едем в ту самую «Баканку» – станицу Нижнебаканскую.

СПРОСИЛИ ПРО ЖЕРТВЫ И ЗАБЫЛИ О НАС

– Сам не понял, как случилось, – озадаченно ходит вокруг отброшенной от трассы и переломанной надвое машины белгородский водила. – Плавненько так подняло и выбросило… И чо с этим теперь делать? – показывает он на какие-то разбросанные ящики. Рядом с другой такой же искалеченной фурой с ростовскими номерами останавливается легковушка. – Нас в Геленджике наводнение достало, – говорит украинец Леонид, приезжавший отдохнуть у брата. – Там тоже потоп немалый, еле успел машину перегнать. Малика Мамедова с мужем и детьми топчутся возле своего дома.

Вода из него ушла, но как теперь в нем жить, они не понимают. Едва заговариваем с ними, как к нам подтягиваются еще с пару десятков жителей Нижнебаканской. Люди разочаровываются, узнав, что мы не те, кого они так ждут — чиновников райадминистрации, которые перепишут все пострадавшее имущество. Собрание скоро превращается в митинг. – Прошлись один раз вчера, спросили про жертвы и забыли о нас, – сокрушаются люди.

– Хоть проехали бы, цистерну с водой поставили, полевую кухню, – укоряет кого-то пенсионер Алексей Николаевич. – Ничего ведь в магазинах нету, смели все! – Мы много-то не просим, – убеждает нас Амин Дурсунов. – Я мусор хочу убрать, но куда? Дайте мусоровоз! – Какой там мусоровоз! – машет еще один нижнебаканец. – Чтобы продукты достать из подвала, мне воду откачать надо, а они говорят: помпы нет… Армия же целая в Крымске стоит, и ни одной помпы.

Мы отдаем им несколько банок тушенки, люди в ответ дают нам наказы рассказать про них крымским чиновникам.

«ЗАЧЕМ БАЛАГАН УСТРАИВАТЬ?..»

– Родненькие, 200 экипажей сейчас к вам выехали, ждите, обязательно приедут и все оценят! – умоляет звонящих и приходящих секретарша мэра. Аналогичная ситуация и в приемной главы района. Люди идут валом. Растерянные, испуганные, перепачканные. Неразбериха полная. Глава района Василий Крутько — весь в мыле, решая очередную свалившуюся задачу. И каждый случай — особый — здесь детки маленькие. Здесь — дед немощный, тут — беременная… Рассказываем ему о ситуации в Нижнебаканской. Он на бегу делает пометки себе в блокнот.

Начинают подъезжают благотворительные организации с грузом. – Час уже бегаем, понять не можем, куда выгружать-то, и кто здесь главный по гуманитарке? – В кинотеатре сгрузите, – советуют ей. …

В фойе единственного в городе кинотеатра «Русь» – невыносимая духота. Здесь и организовали пункт приема пострадавших. Раздают пледы, воду, детское питание, пирожки и пшенную кашу. Рядом — психологи и медики. Больше всего просят сердечные таблетки. Здесь же сверяют списки пострадавших, которые стоят в жуткой очереди к каким-то столам. Оказывается, записывают свои адреса, для будущей компенсации. – Вот нафига этот балаган устраивать? – закипают люди. – Что, нельзя было просто по адресам проехать? Их, кажется, услышали:

– Тихо! – орет мужчина, составляющий списки. – Здесь записываем на ночлег и продуктовую помощь. А по компенсации — идите домой и ждите! – Интересные какие: «по домам», – снова злятся люди. – А там нет ничего! И ни газа, ни воды! Что там делать-то? Даже не уберешься – потом комиссия скажет, что у нас тут все чистенько и без денег останемся. А в тине как ночевать? У кого бы спросить?

И мы в сотый раз слышим про то, что их никто не предупреждал, что идет волна, как они выбирались в окна или сидели на крышах. Как звали на помощь тонущие соседи, но сделать ничего было нельзя… – Скажите, кто туалеты вычистить поможет, там зацветает все! – забегает молодая девушка. – По третьему кругу бегаю, понять не могу! Да и скотину дохлую куда-то вывезти надо.

Кажется, Василию Васильевичу и его подчиненным, который и так третьи сутки на ногах, придется срочно решать еще одну проблему…

ПРОВЕРКА СЛУХА

ЗАТОПИТЬ ГОРОД – МЕНЬШЕЕ ЗЛО?

Вода в ночь на субботу не просто прибывала, она захлестнула Крымск волной, высота которой доходила до 7-8 метров. Эта волна с легкостью поднимала многотонные грузовики, прорывала железные щиты и сметала кирпичные стены. Среди пострадавших города нет ни единого человека, кто бы верил, что это следствие буйства стихии.

– Да какой там, – смачно сплевывает Юрий Калинин, мужик средних лет, лишившийся всех вещей и пришедший в горадминистрацию в тренировочных и майке, – вода поднялась буквально за несколько секунд. Всем понятно, что нас специально затопили. Открыли шлюзы Неберджаевского водохранилища, чтобы вода не пошла на Новороссийск. Меньшее, понимаешь, зло.

Эту историю про меньшее зло мы слышали от десятков людей. И сейчас, когда потери сочтены, вопрос об их причинах становится едва ли не главным. Это уже во второй раз, – продолжает Юрий Калинин, – в 2002 году было почти такое же наводнение. Только жертв было меньше. Потому что тогда на водохранилище тоже открывали шлюз. Но не так сильно. Тогда, я точно помню, вода была по колено и держалась только 20 минут. А теперь до груди достала. И не сходила 6 часов.

Владимир Путин, приехав в Крымск, несколько раз жестко спрашивал местных представителей власти: мог ли быть искусственный сброс? И несколько раз получал один и тот же ответ: это невозможно. Никаких шлюзов на Неберджаевском водохранилище нет.

– Точно вам говорю, нет возможности сбросить воду, – убеждает уже корреспондентов «КП» глава администрации Крымского района Василий Крутько, – тем более в таких количествах. Там есть только перелив, как в ванной, который сцеживает воду понемногу. И никаких шлюзов.

Официальная версия трагедии такова: в ночь с пятницы на субботу за три часа вылилась пятимесячная норма осадков. Маленькие горные ручейки стали реками, соединились в мощный бурлящий поток и обрушились на Крымск. Этот поток якобы и породил семиметровую волну речного цунами. В Крымске в эту версию мало кто верит. Точнее, мы не встретили ни одного верящего в нее человека. Однако доводы в поддержку этой версии мы нашли в самом неожиданном месте.

Среди жителей Нижнебаканской находим Алексея Арамеско, который несколько лет назад охранял дамбу водохранилища.

– Уже тогда она на ладан дышала, – рассказал он, – идешь по ней, а плиты прогибаются.

– То есть, вы считаете, что наводнение произошло из-за того, что дамба не выдержала?

– Ну не знаю, – вдруг замялся он, – вообще-то, если бы дамбу прорвало так, как все говорят, то нашу станицу не задело бы. Вся вода сразу на Крысмск ушла бы, и кирдык ему. Так что я думаю, что это на другом водохранилище шлюз открыли. Там повыше есть озеро цементного завода…

Получалось, что дамба ни при чем: если бы ее прорвало, то затопило бы только Крымск. Но в городе все равно предпочитают считать, что их дома затопили намеренно.

КСТАТИ

А БЫЛО ЛИ ОПОВЕЩЕНИЕ?

О том, что ожидается подтопление части Крымска, власти знали заранее: уровень воды начал повышаться еще в 10 вечера. Но было ли организовано оповещение людей, чтобы они могли выйти на безопасные места?

Как заявили «КП» в администрации района,жителей оповестили посредством СМС сообщений. Кроме того, по местному телеканалу была пущена бегущая строка об опасности. К тому же по городу курсировали машины с громкоговорителями.Однако, как уверяют жители города, если кто-то и слышал эти предупреждения, тоих было немного. Как уверили нас более чем три десятка женщин, пришедших в администрацию писать заявления на компенсацию, они тоже ничего подобного неслышали.

– В 12 ночи мне позвонили и сказали, что в моем магазине из унитаза пошла вода, – рассказала «КП» предприниматель Ирина Федотова, – я поехала туда и видела, что оперативный штаб уже создан. Стояли машины скорой, пожарные. Но в городе была тишина. Не знаю, может бегущая строка и была, но кто ее увидит в час ночи? Тем более, в пострадавших районах электричество отключили очень рано. И вообще, неужели вы думаете, что если б мы знали об опасности, то остались бы на месте? Люди попросту спали…

kp.ru

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован